Дневник практики по адвокатуре

Дипломная работа

Комплексный историко-правовой анализ адвокатуры в СССР в период действия положения об адвокатуре СССР 1939 года


Содержание

Введение Глава 1. Предпосылки принятия положения об адвокатуре СССР 1939 года 1.1 Влияние исторических и политических факторов на принятие положения об адвокатуре СССР 1939 года
    1. Положение об адвокатуре 1939 года
Глава 2. Реализация положения об адвокатуре СССР 1939 года на практике 2.1 Организация деятельности адвокатуры в период с 1939 по 1962 год 2.2 Положение адвокатов в период с 1939 по 1962 год Глава 3. Сравнительная характеристика положения об адвокатуре СССР 1939 года с другими законами советского и постсоветского периода об адвокатуре 3.1 Сравнение положения 1939 года об адвокатуре с республиканскими законами и законами после 1962 года об адвокатуре до конца советского периода 3.2 Сравнение положения 1939 года об адвокатуре, с законами об адвокатуре постсоветского периода Заключение Библиография
Введение

Тема о развитии советской адвокатуры в период действия положения об адвокатуре 1939 года была выбрана мною не случайно. История советской адвокатуры, как впрочем и вся история России, являет нам ярчайший пример беспрерывной борьбы. И оглядываясь на путь, пройденный адвокатурой, от далекого дореформенного периода до наших дней, ясно видишь все сложности социальных и правовых исканий России.

Говорят, что на ошибках учатся. И оглядываясь назад, я думаю, можно будет впредь избегать и множество неверно сделанных шагов, и принять во внимание положительные примеры прошлого. Это необходимо особенно сейчас, когда в судьбе адвокатуры наступает новый поворот, когда она пытается встать на одну ступень с западными адвокатами, стать полноценным звеном в цепи государство-общество. Вся история адвокатуры, от далекого дореформенного периода и до наших дней, раскрывает перед нами все сложности пути России в ее социальных и правовых исканиях.

С момента зарождения в России института адвокатуры, отношение к нему и органов государственной власти, и общества в целом, постоянно менялось. Но никогда равнодушным к себе общественное мнение адвокатура не оставляла, напротив, она вызывала живейший интерес, хотя практически никогда стоящие перед современными адвокатами проблемы не были обществу понятны. Но это не было единственной трудностью адвокатуры. Ведь было еще то, что власть в России питала против адвокатуры какое-то неодолимое предубеждение.

Однако не следует считать, что такое предубеждение против адвокатуры составляет какую-либо национальную или вообще специфическую особенность. Данное предубеждение встречалось весьма нередко и при самых разнообразных обстоятельствах, но непременно при одном условии – при отсутствии принципа законности и господства произвола.

Россия не была единственной страной со странными предрассудками в отношении адвоката. В такой схожей с Россией стране как Франция, борьба власти против адвокатуры была не менее ожесточенной. Так, учредительное собрание Франции 2 сентября 1790 года постановило уничтожить сословную организацию адвокатуры. А Наполеон I по поводу представленного ему проекта организации адвокатуры писал: «Пока я буду носить шпагу, я не подпишу подобного декрета. Я хочу, чтобы можно было отрезать язык всякому адвокату, который употребил его против правительства». Точно также во времена второй реставрации были люди, которые громко кричали, что адвокат, защищающий политического преступника, делается сообщником в преступлении.

Итак, мы подошли к тому основному, на чем базировались в своих объяснениях против адвокатуры монархи и властители – это политическая роль, которую она играла и продолжает играть.

Именно политический мотив во враждебном отношении к адвокатуре выдвигали и представители абсолютизма, и страстные деятели революции. Не потому вовсе, что, как объясняла Екатерина II, адвокатура защищает то справедливое, то несправедливое, а напротив, именно потому и постольку, поскольку она неустрашимо исполняет свой высокий долг. Понятно поэтому, что чем меньше в стране законности, чем безудержнее господствует произвол, тем враждебнее и нетерпимее должна относится власть к адвокатуре. А отсюда и политическая окраска, которою характеризовалась профессия адвоката и которая подчас приобретала весьма яркие оттенки.

Нужно твердо помнить: не профессия адвоката сама по себе, а такое или иное отношение к ней власти придает профессии то более, то менее яркий политический оттенок, порою застилающий самое существо профессии. Исполняя свой профессиональный долг, отстаивая силу закона и протестуя против всяких на него посягательств, адвокат тем самым выступает против правительства, поскольку оно само насаждает произвол, и при таких условиях государственной жизни приобретает «противоправительственный» характер.

Отдельные стороны проблемы истории и роли адвокатуры неоднократно рассматривались в литературе. Общетеоретические аспекты истории адвокатуры разрабатывали такие ученые, как Грудцына Л.Ю., Гулиев В., Шаламов М.П. и др.

В работе используются работы ученых, таких как Резник Г.М., Кучерена А.Г., Деханов С. А., Исанов С.Н. и других.

Цель и задачи исследования вытекают из актуальности и степени научной разработанности проблемы.

Целью представленной работы выступает комплексный историко-правовой анализ адвокатуры в СССР в период действия положения об адвокатуре СССР 1939 года, проведенный в следующем направлении:

всесторонний анализ истории происхождения положения об адвокатуре СССР 1939 года, а также влияние этого положения на адвокатуру СССР того времени.

Объектом научного анализа настоящей работы является: Положение об адвокатуре, принятое СНК СССР 16 августа 1939 года.

Предметная направленность определяется выделением и изучением, в рамках заявленной темы, работ отечественных авторов.

Методологической основой исследования является диалектический метод. В ходе исследования использовались общие и частнонаучные, а также специальные методы познания.

Общими явились методы анализа и синтеза, индукции и дедукции, наблюдения и сравнения. В качестве общенаучных методов, с помощью которых проводилось исследование, использовались метод структурного анализа, системный и исторический методы. В качестве частнонаучного метода выступил конкретно-социологический. К специальным методам, использовавшимся в работе, следует отнести сравнительный, исторический.

Данные методы позволили наиболее последовательно и полно рассмотреть различные аспекты в рамках цели и задач исследования.

Научная новизна исследования заключается в том, что оно представляет собой одну из попыток комплексного теоретического анализа положения об адвокатуре СССР 1939 года.


Глава 1. Предпосылки принятия положения об

адвокатуре СССР 1939 года

1.1 Влияние исторических и политических факторов на принятие положения об адвокатуре СССР 1939 года

В советском праве не было четкого понятия об этических принципах работы адвоката, особенно в том, что касалось отношений между адвокатом и клиентом, адвокатом и судьей и адвокатом и прокурором или следователем. Отсутствие четкого представления по проблеме этики явилось еще одним пережитком эры царизма. В первой половине 30-х годов адвокаты страдали от правового нигилизма как за пределами адвокатуры, так и внутри нее. Отсутствие уважения к закону, всеобщее презрение к юристам характерно для всего советского периода, но никогда оно не было столь велико, как в первые два десятилетия советской власти. К 1934г. право стали считать постоянно действующим фактором легитимности государства, в то же время разрабатывался закон об адвокатуре и предполагалось, что адвокатура должна иметь, по крайне мере, внешние атрибуты законной и ответственной организации.

В тот же период времени начинались многочисленные дебаты по вопросам права. Сам А. Вышинский выступал за усиление роли адвокатуры в защите интересов пролетарского государства. Более того, он хотел, чтобы адвокатура осуществляла контроль над местными политиками и юристами путем принесения протеста на отдельные действия судов и следователей. В 1935г. адвокатура пострадала от чистки проходившей по всей стране с разной степенью интенсивности и влияния.

Но правда, в ноябре 1936г., может быть, потому, что адвокатов признали неизбежным злом, был образован отдел правовой защиты в Комиссариате Юстиции СССР (хотя поначалу он не имел большого влияния). Проводилась кампания по увеличению численности адвокатов, особенно из числа трудящихся. Но эта кампания не была полностью успешной, так как многие адвокаты были все еще буржуазными специалистами. Законопроект 1937г. оказался слишком либеральным, так как содержал некоторые намеки на сословие. После перетряски руководства Комиссариата Юстиции в 1938 г. контроль захватили Консерваторы. Вторая чистка в 1938г. вновь не смогла создать новое соотношение социальных сил среди адвокатов и значительно увеличить влияние Коммунистической партии. Сама структура адвокатуры, право ее рядовых членов избирать членов президиума и председателя - все это затрудняло контроль над ней. В январе 1939г. с либеральным поведением при выборах в коллегиях было покончено, и коммунистов стали принудительно загонять в коллегии. 16 августа 1939г. "Закон об адвокатуре" был одобрен Советом Министров СССР. Он руководил действиями 8000 адвокатов при население 191 млн. человек. Коллегии Адвокатов пришли на смену Коллегиям Защитников. Согласно этому закону адвокаты больше походили на производственные единицы, действующие под руководством заведующего (единолично управляющего), чем на юристов. Свободно организованные коллективы упразднялись, а всех адвокатов переводили в юридические консультации, которые должны были подчиняться президиуму коллегии адвокатов. Хотя без сомнения, в основе модели консультации лежала дореволюционная консультация, более мощные механизм контроля был уже характерной чертой эпохи станилизма. Заведюущие были прямо подчинены президиумам, а не общим собраниям. Больше не разрешалась частная практика, за исключением особых обстоятельств в сельских районах, где практиковали врачи и учителя. Юрисконсульты больше не могли быть членами коллегии адвокатов. Более того, главным для адвоката было его политическое лицо, начиная с этого времени, у адвокатов появились дополнительные побудительные мотивы к вступлению в политическую партию, даже если они и не отдавали ей своих идеологических предпочтений. Фактически адвокатура привлекла многих людей идеалами законности в противовес партийности. Адвокаты даже утратили часть контроля за установлением размеров своих гонораров, так Комиссариат Юстиции имел место право выпускать инструкции, устанавливающие обязательные тарифы за оказание юридической помощи. До самого конца сталинского периода Комиссариат Юстиции успешно пользовался этим правом, продолжая все больше и больше сокращать возможности самой адвокатуры определении собственной гонорарной политике, выпуская инструкцию за инструкцией (в следующих документах Наркомату представлялись большие полномочия: на управление выборами президиума согласно Приказу Наркомата Юстиции от 26 октября 1939г. Это декретное управление было микроиллюстрацией картины функционирования всей советской системы. Сталинское руководство расширило определение "антигосударственной деятельности" и часто возлагало бремя доказывания на обвиняемого. В уголовном Кодексе 1934г. "террористам" было отказано в праве на защиту и апелляцию. Статья 111 Конституции 1936 годы упоминало праву на защиту, но допускала разные толкования. В результате практически была сведена к нулю роль адвоката защиты, особенно в делах о политических преступлениях, тогда применялась печально известная статья 58 УК о антигосударственной агитации. В годы Большой Чистки, 1936 - 1938 гг., особое совещание - тройки ОГПУ решали судьбу обвиняемых по политическим преступлениям без адвоката. Если адвокат защиты присутствовал при разбирательстве на обычном уголовном процессе, он был обязан признать вину своего клиента. В 1939г. среди либеральных юристов шли дебаты о необходимости допуска защитника к уголовному делу на более ранней стадии процесса, но проект пересмотренного уголовно - процессуального кодекса, над которыми работали эти ученые - либералы, никогда не был принят. Роль адвокатуры не только не повышалась, но и продолжала сохранять подчиненное положение в советской правовой системе. Кроме того, адвокаты страдали от сокращения сферы их деятельности, так как разрешение споров по гражданским экономическим делам было перенесено из судов, как это было при НЭПе, в государственные органы. Лишь не многие адвокаты допускались к политическим делам. Президиум Коллегии Адвокатов в ходе консультации с КГБ отбирал тех адвокатов, кто мог иметь специальное свидетельство - "допуски". Пытаясь добиться расположения влиятельных лиц, некоторые адвокаты требовали еще более строгого наказания для своих клиентов, нежели прокуроры, хотя такие адвокаты являлись скорее исключением, чем правилом. Несмотря на приниженное положение адвокатуры, в целом члены коллегии по - прежнему сохраняли верность своей профессии. Даже при отсутствии единой общегосударственной ассоциации адвокатуры во многом сохранила свою корпоративную целостность, имела ограниченную автономию особенно в вопросах дисциплины и платежей. Как и царские присяжные поверенные, советские адвокаты даже при Сталине были заинтересованы в глубоких, красноречивых выступлениях на суде. Тем не менее, известно, что в это время адвокаты изучили речи западных адвокатов на суде и наиболее заметные выступления адвокатов при царизме, хотя многие из них считали себя более образованными, нежели присяжные поверенные, участвовавшие в состязательной системе. Адвокаты стали получать более или менее системное образование к концу сталинского периода. В 1935г. юридическое образование было реорганизовано совместно с декретом ВЦИК и Совнаркома от 5 марта. В это время были созданы юридические институты. Однако адвокаты продолжали получать образование отдельно от других работников юстиции.

1.2 Положение об адвокатуре 1939 года

Конституция СССР 1936 г. установила "право трудящихся на объединение в общественные организации". В соответствии с ним и происходило объединение адвокатов в коллегии.

Формально самоуправляющиеся коллегии защитников со времени их образования были под надзором областных судов. А с начала 30-х гг. перешли под контроль Наркомюста.

Социальные изменения, произошедшие в годы Советской власти, дальнейшие политические события требовали и организованного изменения адвокатуры.

Так, 16 августа 1939 г. постановлением СНК СССР было утверждено новое "Положение об адвокатуре СССР", предусмотревшее создание юридических консультаций. Оно разрешало практически все вопросы организации и деятельности адвокатуры на том этапе. Этим Положением устанавливалось, что коллегии адвокатов образовывались в краях, областях, автономных республиках, не имеющих областного деления.

Общее государственное руководство адвокатурой возлагалось на НКЮ СССР, союзных и автономных республик, определялись конкретные задачи по оказанию юридической помощи населению, учреждениям, организациям и предприятиям:

а) дача юридических консультаций (советов, справок, разъяснений и т.п.);

б) составление заявлений, жалоб и других документов по просьбе граждан, учреждений, организаций и предприятий;

в) участие адвокатов в судебных процессах в качестве защитников обвиняемых, представителей ответчиков, истцов и других заинтересованных лиц.

Положением был закреплен новый принцип, в соответствии с которым в адвокатуру могли вступать лишь лица, имеющие юридическое образование или не менее 3-х летний стаж работы в качестве судьи, прокурора, следователя и юрисконсульта. Ст.14 Положения закрепляла важнейший демократический принцип: "все вопросы, связанные с организацией и деятельностью коллегии адвокатов, разрешаются общим собранием членов коллегии адвокатов и президиумом коллегии адвокатов". "Положением" было установлено, что коллегии адвокатов пользуются правами юридического лица.

Общее собрание коллегии адвокатов должно было созываться не реже двух раз в год. Президиум коллегии адвокатов и ревизионная комиссия избирались тайным голосованием сроком на два года. Президиум коллегии осуществлял руководство всей практической деятельностью коллегии, избирал из своего состава председателя, его заместителя и секретаря президиума.

В районных центрах и городах области, края, республики создавались юридические консультации. Руководителями их были заведующие, назначаемые президиумом коллегии. Заведующие юридическими консультациями, в которых работало не менее 15 адвокатов, освобождались от ведения судебных дел. Их труд оплачивался президиумом коллегии адвокатов.

В юрконсультациях, где работало менее 15 адвокатов, заведующие не освобождались от ведения дел, но за работу в качестве заведующего они получали дополнительное вознаграждение в размере, устанавливаемом президиумом коллегии.

Оплата юридической помощи, оказываемой адвокатами, производилась на основании инструкции, издаваемой Наркомюстом СССР.

За недобросовестное исполнение адвокатами своих обязанностей, нарушение таксы оплаты и другие проступки президиум коллегии мог наложить на них одно из следующих взысканий:

1) замечание,

2) выговор,

3) строгий выговор,

4) отстранение от работы адвоката на срок до шести месяцев,

5) исключение из состава коллегии адвокатов.

На основании изучения "Положения об адвокатуре СССР" 1939 г. и других материалов, можно сделать вывод, что основной задачей адвоката была не помощь конкретному человеку, а оказание содействия социалистическому правосудию.

"Положение об адвокатуре СССР" 1939 г. также предусматривало организацию областных, краевых и республиканских коллегий адвокатов.

Впоследствии возникла необходимость организации в городах Москве и Ленинграде городских коллегий адвокатов, хотя это и не было предусмотрено "Положением".

Последующее законодательство об адвокатуре союзных республик (в том числе "Положение об адвокатуре РСФСР" 1962 г) не только сохранило, но и значительно развило территориальный принцип организации адвокатуры. Дальнейшее развитие этого принципа нашло свое выражение в новых формах организации адвокатских объединений. Несмотря на то, что коллегии защитников формально являлись самоуправляющимися и независимыми, практическими они полностью находились под влиянием государственных и партийных органов, которые постоянно вмешивались в их деятельность. В сталинское время, при господстве тайного, закрытого и письменного процесса адвокатуре приходилось работать очень трудно. Уголовный процесс был превращен в обязанность соответствующих органов любым путем изобличить преступника и жестоко наказать. После войны многие адвокаты вернулись в свои коллегии и продолжали в них свою работу. В период мирного строительства адвокатура проделала большую работу по защите прав граждан и организаций.

После XX съезда КПСС, взявшего курс на укрепление социалистической законности, в стране возросла и роль адвокатуры.


Глава 2. Реализация положения об адвокатуре

СССР 1939 года на практике

2.1 Организация деятельности адвокатуры в период с 1939 по 1962 год

В советском праве не было четкого понятия об этических принципах работы адвоката, особенно в том, что касалось отношений между адвокатом и клиентом, адвокатом и судьей и адвокатом и прокурором или следователем. Отсутствие четкого представления по проблеме этики явилось еще одним пережитком эры царизма.

Пережив становление советской власти и связанные с ним многочисленные реорганизации, отечественная адвокатура окончательно сформировалась с принятием в 1936 году новой, “сталинской”, Конституции СССР. В откровенно декларативном документе неожиданно вспомнили и крамольное прежде слово “адвокат”, что и позволило в какой-то мере возродить старые, добрые формы организации адвокатского сообщества.

В соответствии с Положением об адвокатуре СССР, утвержденным Совнаркомом СССР 16 августа 1939 года, “для оказания юридической помощи населению” создавались областные, краевые и республиканские (в республиках, не имеющих областного деления) коллегии адвокатов.

Новое Положение об адвокатуре 1939 года являлось моделью для всех последующих законов об адвокатуре. Самостоятельность адвокатских коллективов теперь считалась "вредной" для общества и их предполагалось распустить. Адвокатские услуги отныне должны были оказываться через местные юридические консультации, административно подчиненные Президиуму коллегии адвокатов.

Президиум наделялся правом определять местонахождение и состав консультаций, а также назначать заведующих. Заведующие, отчитывающиеся непосредственно перед Президиумом, а не перед членами консультации, контролировали профессиональную деятельность адвокатов. Они также распределяли нагрузку среди адвокатов.

При этом местонахождение большинства консультаций определялось Президиумом коллегии по адресу суда, в котором члены консультации осуществляли деятельность по защите прав граждан. Членами коллегий могли быть как юристы, так и лица без юридического образования, но поработавшие судьями, прокурорами, следователями и юрисконсультами не менее трех лет. Впрочем, с разрешения наркома юстиции союзной республики к занятию адвокатской деятельностью допускались и не члены коллегий. Однако за все время действия такой нормы она применялась лишь дважды: в отношении москвича Ильи Брауде и ленинградца Льва Успенского. Кстати, инструкция, в соответствии с которой должна бы происходить означенная процедура, так и не появилась.

Положение 1939 года подвело итог длительным спорам о взаимоотношениях между адвокатами и юрисконсультами. Было запрещено сочетать работу в государственных учреждениях на полную ставку с работой в адвокатуре, что вынудило адвокатов выбирать между работой в госсекторе и работой в адвокатуре.

Надзор за деятельностью адвокатуры со стороны государственных органов был передан Наркомату юстиции СССР, республиканским Наркоматам юстиции и региональным управлениям Наркомюста. Помимо осуществления надзорных функций и роли последней инстанции при решении вопросов состава и профессиональной дисциплины эти органы периодически издавали обязательные к исполнению коллегиями адвокатов директивы. Так же имели полномочия отвода адвокатов из коллегии. Особенно грозно звучала статья 12 упомянутого Положения. Она давала наркомам юстиции Союза и союзных республик право “отвода” принятых в коллегию адвокатов. Причем это право толковалось расширительно: “отвести” могли даже того, кто десятки лет отдал адвокатуре, не удосуживаясь при этом объяснить причины. В начале пятидесятых годов, в разгар борьбы с космополитизмом, таким образом были лишены права на профессию более ста ленинградских адвокатов, в том числе такие выдающиеся, как Я. Киселев, Л. Мазель, Н. Рожанский, И. Олягова, Г. Ярженец, И. Адмони-Красный и др.

Осуществляя контроль за деятельностью адвокатуры, наркоматы, затем министерства юстиции заслушивали отчеты руководителей коллегий, были правомочны отменить любое решение общего собрания и президиума и даже распустить президиум. В таких случаях вместо президиума приказом министра создавалось оргбюро из трех-пяти человек, не всегда даже членов коллегии адвокатов. Оргбюро выполняло функции президиума до тех пор, пока министр, с ведома партийных органов, не давал разрешения на проведение общего собрания и выборы нового президиума коллегии. С другой стороны, утвердилась практика направления на работу в адвокатуру молодых специалистов по путевкам министерств. Причем наряду с ними в адвокаты нередко направлялись и бывшие судьи, прокуроры, следователи, в том числе те, кто скомпрометировал себя на прежней работе недостойным поведением.

По существу, неограниченные права чиновников проявлялись в том, что с их разрешения в адвокатуру могли приниматься лица, не имеющие высшего юридического образования (ст. 9), они могли отчислять из адвокатуры вновь принятых (ст. 11), а также исключать из адвокатуры неугодных (ст. 13). Эти же органы вправе были отменять решения общих собраний адвокатов (ст. 17) и постановления президиумов коллегий. Размер оплаты, взимаемой адвокатами за юридическую помощь, по-прежнему определялся инструкцией Минюста, утверждаемой Советом Министров РСФСР.

Необходимо также отметить, что руководители коллегий – председатели президиумов и их заместители – утверждались Советами Министров автономных республик и исполкомами Советов депутатов трудящихся.

Несмотря на такой прессинг со стороны государственных органов, адвокатура того исторического периода имела определенные успехи как в защите прав и свобод граждан, так и в оказании разносторонней юридической помощи предприятиям и организациям. Все это было осуществлено благодаря тому, что руководителями многих коллегий адвокатов являлись талантливые организаторы, квалифицированные адвокаты.

В 50-е годы роль адвокатов в уголовном и гражданском судопроизводстве уже не подвергалась никакому сомнению. Типичное объяснение роли адвоката (защиты) в суде было следующим: "Защитник, так же как и прокурор, разъясняет в ходе судебного разбирательства общественно-политическое значение дела, подвергает анализу и оценке полученные доказательства в суде, дает юридическую оценку установленным фактам, характеризует личность обвиняемого и высказывает свое понимание меры преступления или призывает к оправданию обвиняемого. То же самое и в гражданском деле". В эпоху Н.С. Хрущева наблюдалась некоторая тенденция к усилению роли права и профессиональных юристов. В 1957 г. на сессии Верховного Совета СССР было подчеркнуто, что адвокаты должны помогать «усилению социалистической законности и отправлению правосудия».

В последующие десятилетия были приняты новые законы об адвокатуре. В начале 60-х годов общесоюзное Положение об адвокатуре СССР 1939 года было заменено республиканскими законами. Так, 25 июля 1962 года был принят Закон РСФСР "Об Адвокатуре", в котором пересматривалась часть закона 1939 года. Это стало возможным в связи со все той же послесталинской “оттепелью”. Уже в 1958 году были приняты Основы законодательства о судоустройстве Союза ССР, союзных и автономных республик, и основанное на них Положение отразило некоторое ослабление государственного руководства адвокатурой: коллегии адвокатов были признаны добровольными объединениями лиц, занимающихся адвокатской деятельностью, исчезла злополучная статья 12.

Неудивительно, что именно к этому периоду относится оживление научных дискуссий о сущности и формах адвокатской деятельности. К примеру, некоторые юристы (М. Чельцов-Бебутов и др.) высказались о том, что позиция защитника в суде не обязательно должна определяться позицией его подзащитного. Дескать, во имя “объективности” адвокат может расходиться с подзащитным даже в вопросе о признании вины. Академики М. Строгович, И. Перлов, а также подавляющее большинство адвокатов (особенно активно Э. Синайский, И. Брауде и др.) доказывали глубокую ошибочность такой точки зрения. Они справедливо замечали, что требование “объективности” превращает адвоката из защитника интересов его доверителя во второго прокурора, по существу оставляя доверителя без защиты.

Расхождения в методике и тактике профессиональной адвокатской деятельности требовали более тщательной научной разработки ее теоретических основ. Увы, помощи коллегам ждать было неоткуда. Серьезные ученые проблемами защиты практически не занимались, а инструкции и методички министерств юстиции определяли прежде всего то, что адвокат не должен делать. А вот о том, как ему следует поступать в той или иной ситуации, они умалчивали. И тогда руководители ряда коллегий и опытные адвокаты стали сами восполнять пробелы в изучении и обобщении адвокатской практики.

В те годы председатель президиума Леноблколлегии Игорь Сергеевич Владимиров инициировал создание при коллегии общественного научно-исследовательского института защиты. Его добровольные сотрудники наладили регулярный выпуск бюллетеней, отражающих как изменения в законодательстве, так и положительный опыт коллег. Почин ленинградцев поддержал президиум Мосгорколлегии, где также создали общественный НИИ защиты во главе с известным адвокатом А. Поляком. Впоследствии такие же институты появились в Киеве, Ташкенте, при Латвийской республиканской коллегии.

Деятельность общественных адвокатских НИИ ежегодно обобщалась Минюстом СССР. Их опыт рассматривался на совещаниях и научно-практических конференциях. С их помощью был налажен регулярный выпуск методических пособий, о полезности которых можно судить хотя бы по некоторым названиям: “Методика защиты по делам несовершеннолетних”, “Методические рекомендации по делам защиты по автодорожным преступлениям”, “Методика защиты по половым преступлениям” и др.

Надо отметить, что Положение об адвокатуре РСФСР 1962 года полностью сохранило “руководящую и направляющую роль” государства в отношениях с адвокатурой. Организация, руководство и контроль за деятельностью коллегий адвокатов возлагались на Советы Министров автономных республик и исполкомы Советов депутатов трудящихся, а общее руководство и контроль за деятельностью адвокатуры оставались за Минюстом РСФСР.

Однако это был не реформаторский закон, поскольку Министерству юстиции, а когда оно было распущено, юридическим комиссиям, исполкомам и местным советам вменялось в обязанность осуществлять "общее руководство коллегиями адвокатов". Сюда включались вопросы шкалы ставок и установления сроков стажировки.


2.2 Положение адвокатов в период с 1939 по 1962 год

После того, как 16 августа 1939г. "Закон об адвокатуре" был одобрен Советом Министров СССР. Он руководил действиями 8000 адвокатов при население 191 млн. Человек. Согласно этому закону адвокаты больше походили на производственные единицы, действующие под руководством заведующего (единолично управляющего), чем на юристов.

Заведюущие были прямо подчинены президиумам, а не общим собраниям. Больше не разрешалась частная практика, за исключением особых обстоятельств в сельских районах, где практиковали врачи и учителя. Более того, главным для адвоката было его политическое лицо, начиная с этого времени, у адвокатов появились дополнительные побудительные мотивы к вступлению в политическую партию, даже если они и не отдавали ей своих идеологических предпочтений. Фактически адвокатура привлекла многих людей идеалами законности в противовес партийности.

Адвокаты даже утратили часть контроля за установлением размеров своих гонораров, так Комиссариат Юстиции имел место право выпускать инструкции, устанавливающие обязательные тарифы за оказание юридической помощи. До самого конца сталинского периода Комиссариат Юстиции успешно пользовался этим правом, продолжая все больше и больше сокращать возможности самой адвокатуры определении собственной гонорарной политике, выпуская инструкцию за инструкцией (в следующих документах Наркомату представлялись большие полномочия: на управление выборами президиума согласно Приказу Наркомата Юстиции от 26 октября 1939г. №98; на контроль за приемом в коллегии согласно Приказу от 22 апреля 1941г. №65; на установление ставок оплаты согласно приказам от 2 октября 1939 г. №85, от 25 сентября 1940г. №29, от 24 января 1941 г. №18; на подготовку молодых адвокатов согласно инструкциям от 23 апреля 1940г. №47; на дисциплинарное разбирательство согласно Приказу от 11 апреля 1940г. №47 (адвокат мог обжаловать наложение дисциплинарного взыскания в Наркомате/ Министерстве Юстиции). Это декретное управление было микроиллюстрацией картины функционирования всей советской системы.

Сталинское руководство расширило определение "антигосударственной деятельности" и часто возлагало бремя доказывания на обвиняемого. Статья 111 Конституции 1936 годы упоминало праву на защиту, но допускала разные толкования. В результате практически была сведена к нулю роль адвоката защиты, особенно в делах о политических преступлениях, тогда применялась печально известная статья 58 УК о антигосударственной агитации. Если адвокат защиты присутствовал при разбирательстве на обычном уголовном процессе, он был обязан признать вину своего клиента. В 1939г. среди либеральных юристов шли дебаты о необходимости допуска защитника к уголовному делу на более ранней стадии процесса, но проект пересмотренного уголовно - процессуального кодекса, над которыми работали эти ученые - либералы, никогда не был принят.

Роль адвокатуры не только не повышалась, но и продолжала сохранять подчиненное положение в советской правовой системе. Кроме того, адвокаты страдали от сокращения сферы их деятельности, так как разрешение споров по гражданским экономическим делам было перенесено из судов, как это было при НЭПе, в государственные органы. Лишь не многие адвокаты допускались к политическим делам. Президиум Коллегии Адвокатов в ходе консультации с КГБ отбирал тех адвокатов, кто мог иметь специальное свидетельство - "допуски". Пытаясь добиться расположения влиятельных лиц, некоторые адвокаты требовали еще более строгого наказания для своих клиентов, нежели прокуроры, хотя такие адвокаты являлись скорее исключением, чем правилом. Несмотря на приниженное положение адвокатуры, в целом члены коллегии по - прежнему сохраняли верность своей профессии. Даже при отсутствии единой общегосударственной ассоциации адвокатуры во многом сохранила свою корпоративную целостность, имела ограниченную автономию особенно в вопросах дисциплины и платежей. В 1951г. Московская Городская Коллегия Адвокатов (МГКА) даже создала собственные исследовательские отделы по красноречию, криминологии, гражданским делам. Как и царские присяжные поверенные, советские адвокаты даже при Сталине были заинтересованы в глубоких, красноречивых выступлениях на суде. Но здесь следует видеть различия в подходе, как об этом говорил один адвокат в конце пятидесятых годов. М.М. Флятте предупреждал, что адвокаты при царизме в тактических целях использовали сентиментальность, а советское время - только факты, а не буржуазные дикции. Тем не менее, известно, что в это время адвокаты изучили речи западных адвокатов на суде и наиболее заметные выступления адвокатов при царизме, хотя многие из них считали себя более образованными, нежели присяжные поверенные, участвовавшие в состязательной системе.

Адвокаты стали получать более или менее системное образование к концу сталинского периода. В это время были созданы юридические институты. Однако адвокаты продолжали получать образование отдельно от других работников юстиции. Юридическое образование было фактически "в загоне" до начала послевоенного периода, пока в октябре 1946г. ЦК не издал постановление "О расширении и улучшении юридического образования".

Послевоенный период, не смотря на попытку власти дать юристам образование более высокого класса, большинство студентов выбирали заочные вузы (особенно должностные лица юстиции). К 1950г., однако, все адвокаты должны были, как минимум, закончить курс, эквивалентный степени бакалавра права, далее они объединялись с другими будущими юристами в школах права. Один адвокат, окончивший МГУ в 1950г., отмечал, что поскольку большинство студентов - юристов хотело работать с фиксированной зарплатой после окончания института, они не хотели практиковать в качестве адвокатов. Таким образом, адвокатура не была самой желаемой юридической профессией в начале пятидесятых годов, так как рассматривалась многими как связанная с финансовым риском. Следовательно, выходило, что те студенты, которые все - таки вступали в адвокаты, были действительно заинтересованы в юридической практике адвоката.

Н.С. Хрущев, который пришел на смену Сталину, стремился усилить роль права и профессиональных юристов в строительстве социализма. На одной из сессии Верховного Совета СССР В 1957г. была пронесена речь о том, как адвокаты должны "помогать усилению социалистической законности и отправлению правосудия" (Заседания Верховного Совета СССР четвертого созыва (шестая сессия). - Москва, 1957 год.

Адвокатам защиты предоставлялось гораздо больше возможностей участвовать на более ранних стадиях уголовного разбирательства дел некоторых категорий клиентов в результате внесения изменений в Основе уголовно - процессуального законодательства СССР (1958г.) и в отдельные уголовно - процессуальные кодексы союзных республик.

Предоставлялось больше прав защите, защитнику разрешалось представлять несовершеннолетних, инвалидов, людей, не говоривших на языке, который использовался в суде, с начала предварительного расследования (статья 22 Основ уголовно - процессуального законодательства), В 1961г. Верховный Совет издал указ об особенностях судопроизводства, по которому вводился, в частности, открытый процесс при полном составе суда, защите давалось достаточное время для подготовки к процессу.

В то время как Хрущев определенно поддерживал эти правовые реформы, он был не единственной силой, стоявшей ха их проведением. Либеральные юристы, а среди них были и некоторые адвокаты, работали над проектом Основ уголовно - процессуального законодательства и боролись с консерваторами в правоохранительных учреждениях, включая прокуратуру, и в аппарате ЦК. В ходе этих дебатов возродился конфликт мнений о праве на защиту, впервые проявившейся в конце 30-х годов при Сталине Адвокаты защиты были среди самых либеральных реформаторов и поддерживали ученых - правоведов в этих дебатах.

В дополнение к работе над проектами уголовно - процессуального кодекса адвокатов уголовной секции МГКА в 1956-1958 гг. адвокаты Коллегии, специализировавшие по гражданским делам, участвовали в работе подкомитета Верховного Совета по пересмотру гражданского и гражданско-процессуального кодексов. Участие в рассмотрении гражданских дел по вопросам права собственности было широко распространено среди адвокатов, так же как по финансовым хищениям, жилищным вопросам, семейному праву, интеллектуальной собственности и праву наследования.

В 50-е годы значение роли адвокатов в уголовном и гражданском судопроизводстве уже не подвергалось никакому сомнению. Их "терпели" даже в кассационном суде, хотя большинство случаев ходатайства адвокатов и их кассационные жалобы на этом уровне не удовлетворялись судом. Типичное объяснение роли адвоката защиты на суде было следующим: "Защитник, как прокурор, разъясняет в ходе судебного разбирательства общественно - политическое значение дела, подвергает анализу и оценке полеченные доказательства в суде, дает юридическую оценку установленным фактам, характеризует личность обвиняемого и высказывает свое понимание меры преступления или призывает к оправданию обвиняемого.

Считалось, что адвокаты наиболее автономны – их близость к государству меньше, чем у представителей других юридических профессий. Эффективность работы адвоката в суде была ограничена в определенной степени заинтересованностью государства в обеспечении высокого уровня осуждения, именно поэтому адвокатам был затруднен доступ к клиентам и материалам дела до, а иногда и во время процесса. При проведении расследования адвокаты расценивались как помеха, поскольку их внимание к соблюдению процессуальных норм мешало запутывать уголовное дело. В этой игре обычно побеждали следователи и прокуроры, особенно на стадии досудебного разбирательства.

То же самое и в гражданском деле". Советский адвокат защиты не был законным представителем обвиняемого по сути в качестве независимой стороны, определяющей линию своего поведения. К 50-м годам многие адвокаты были членами КПСС. В личном плане членство в партии обеспечивало карьеру в адвокатуре, но часто не адекватно выражало действительные идеологические предпочтения. Если отойти от законодательных реформ, касающихся роли защиты, следует сказать, что в адвокатуре, насчитывавшей приблизительно 12 900 человек при населении Советского Союза 191 млн., в начале 60-х годов происходили изменения в уставных документах.

В июле 1955г. Министерство Юстиции вновь захватило контроль, когда стало получать регулярные отчеты президиумов коллегий о поведении и практике отдельных адвокатов и функционировании консультаций. В законе не было статьи, которая защищала бы адвоката от дачи показаний против своего клиента. Закон "только удерживал адвоката от разглашения информации "по данному делу".

В 50-е годы выросло число студентов - юристов. Численность студентов - юристов возросла в 50-е годы примерно до 45 тыс. Человек (60% учились в заочных вузах). Темп роста численности юристов занимали новые должности. Внутри юридической профессии наблюдалась некоторая мобильность, особенно там, где бывшие прокуроры и судьи переходили в адвокатуру. Хотя, разумеется, далеко не все из этих бывших прокуроров и судей были слабо подготовленными юристами, иногда они снижали общий уровень профессионализма. К концу советского периода в некоторых случаях наблюдался разрыв в качестве подготовки и уровне практики у адвокатов, учившихся в дневных юридических учебных заведениях, таких как юридический факультет МГУ или ЛГУ, и у адвокатов, учившихся в заочных и вечерних вузах, как это склонны были делать многие бывшие государственные чиновники, превратившиеся в юристов. Выпускники вечерних и заочных вузов не подлежали государственному распределению. К концу 50-х годов численность студентов дневного отделения была сокращена по приказу Хрущева (он считал, что выпускается слишком много юристов. Благодаря улучшению юридического образования, а также в результате повышения статуса защиты в судопроизводстве, по крайне мере, по закону, большее количество людей в хрущевский период старались стать адвокатами (хотя численность адвокатов по отношению ко всему населению была значительно ниже, чем в большинстве стран Запада), Контроль государства за ростом численности адвокатов (истоки этой практики восходят к периоду царизма) мешал увеличению численность и адвокатов до уровня соответствия реальному спросу.

Процесс, начавший при Хрущеве, носил эволюционный характер и не всегда развивался однозначно при Брежневе. Конечно, юристов, в том числе адвокатов, можно было заверить, что они могут проводить шумные кампании в пользу реформ правовой системы и их за это не казнят.

Кроме того, у юрисконсультов, юристов, пользовавшихся меньшим престижем в обществе, работавших на большинстве предприятий, стало больше обязанностей с введением реформ Косыгина. Возможно, от этого выиграли и адвокаты, работавшие на предприятиях в качестве консультов (там, где не было собственной юридической службы). В то же время Зигурд Зайл отмечает, что "у адвокатов вызывало озабоченность вторжение юрисконсультов", их численность росла в связи с увеличением спроса на правовые услуги в экономической сфере. Однако в то же время госчиновники продолжали ограничивать контроль адвокатов над ставками гонорара.


Глава 3. Сравнительная характеристика положения об адвокатуре СССР 1939 года с другими законами советского и постсоветского периода об адвокатуре

3.1 Сравнение положения 1939 года об адвокатуре с республиканскими законами и законами после 1962 года об адвокатуре до конца советского периода

В системе государственных и общественных организаций, призванных охранять права и свободы советских граждан, укреплять социалистическую законность и правопорядок, достойное место занимает советская адвокатура. Осуществляя защиту по уголовным делам, оказывая иную юридическую помощь гражданам, предприятиям, учреждениям и организациям, а также проводя большую работу по пропаганде советского права, адвокаты содействуют охране прав и законных интересов граждан, воспитанию их в духе уважения к советским законам, предупреждению преступлений, укреплению социалистической законности, правильному осуществлению правосудия.

Меры, принятые в след за Конституцией 1936 года, Коммунистической партией и Советским правительством с целью усовершенствования законодательства, а также улучшения организации и деятельности органов, призванных охранять законность, не могли остаться безразличными и для адвокатуры. При всей специфике организации и функций адвокатуры ее общие задачи во многом совпадают с задачами государственных органов, стоящих на страже законности. Поэтому, хотя советская адвокатура и является добровольной общественной организацией, в функции которой входит не только оказание юридической помощи в судебных органах, ее судьба тесно связана с судьбой судебной системы. Всякое существенное изменение и усовершенствование судоустройства всегда приводило к изменениям и усовершенствованию организации и деятельности адвокатуры.

За годы, прошедшие с момента принятия Положения об адвокатуре СССР 1939 г., жизнь подсказала ряд новых организационных форм устройства и деятельности адвокатуры, что вызвало необходимость внесения уточнений и изменений в это Положение. Например, в связи с ликвидацией Министерства юстиции СССР, министерств юстиции большинства союзных республик, министерств юстиции АССР и областных (краевых) управлений юстиции нужно было решить вопрос о том, какие органы будут осуществлять государственное руководство адвокатурой, уточнить пределы полномочий этих органов и т. д. Правовым основанием для проведения этой работы послужили Основы законодательства о судоустройстве Союза ССР, союзных и автономных республик 1958 г., ст. 13 которых, определив общие задачи адвокатуры и основные принципы ее организации, прямо предусмотрела право союзных республик издавать акты об адвокатуре. Это право весьма активно реализуется в союзных республиках.

В настоящее время такие акты приняты в 13 союзных республиках (в четырех — в 1960 г., в девяти — в 1961 г.). В соответствии со ст. 13 Основ законодательства о судоустройстве Союза ССР, союзных и автономных республик акты об адвокатуре утверждались Верховными Советами союзных республик. Таким образом, в 13 союзных республиках организация и деятельность адвокатуры регламентируются законами, а не подзаконными актами, как было раньше. Адвокатура стала, пожалуй, единственной общественной организацией, структура и деятельность которой регламентируются актом, утверждаемым в законодательном порядке. Это подтверждает то большое государственное значение, которое придается деятельности адвокатуры. Обсуждение на сессиях Верховных Советов союзных республик вопросов, связанных с организацией и деятельностью адвокатуры, и их законодательная регламентация, несомненно, будут способствовать поднятию авторитета коллегий адвокатов.

Общим для новых Положений об адвокатуре союзных республик является то, что они основаны на единых принципах организации и деятельности, сформировавшихся за сорок лет существования советской адвокатуры. Все Положения предусматривают добровольность организации адвокатов, выборность органов самоуправления, автономию от органов суда, прокуратуры, следствия и дознания, общее государственное руководство, принципы оплаты труда, гарантирующие независимость адвоката при исполнении профессиональных обязанностей, и т. п.

Однако в решении частных вопросов в ряде случаев наметились существенные расхождения. Интересно отметить, что таких расхождений в решении вопросов организации и деятельности адвокатуры гораздо больше, чем в уголовном и уголовно-процессуальном законодательстве союзных республик. Сравнительный анализ Положений об адвокатуре является неплохой иллюстрацией творческого и самостоятельного решения Верховными Советами союзных республик вопросов, отнесенных к их компетенции.

Цели и задачи адвокатуры в общих чертах сформулированы в ст. 13 Основ законодательства о судоустройстве Союза ССР, союзных и автономных республик. К ним отнесено осуществление защиты на суде и оказание иной юридической помощи гражданам, предприятиям, учреждениям и организациям. В новых Положениях эта формулировка уточнена и дополнена.

Союзные республики восполнили пробел ст. 13 Основ, включив в Положения указание на то, что защита осуществляется не только на суде, но и на предварительном следствии. Почти все союзные республики содержат в Положениях специальные указания на то, что коллегии адвокатов обязаны оказывать помощь и колхозам. Такое акцентирование внимания на колхозах не случайно. Опыт показывает, что оказание юридической помощи колхозам коллегиями адвокатов еще не налажено, хотя колхозы остро нуждаются в такой помощи. Например, 31 мая 1960 г. ЦК КП и Совет Министров Украины приняли совместное постановление, в котором отмечалось, что дебиторская задолженность колхозов на 1 января 1960 г. составляла 1250 млн. руб., что при проверке были установлены факты грубого нарушения законности в колхозах, в частности, в 8199 колхозах было обнаружено 5945 заключенных незаконно договоров. В связи с этим перед Министерством юстиции УССР и областными коллегиями адвокатов была поставлена задача полностью обеспечить колхозы юридическим обслуживанием. Аналогичные решения в последние годы принимались и в других республиках.

Все союзные республики, формулируя цели и задачи адвокатуры, предусмотрели весьма принципиальное положение, которое отсутствует в ст. 13 Основ и не было известно Положению об адвокатуре СССР 1939 г. В новых Положениях подчеркивается, что всей своей деятельностью адвокатура обязана содействовать: а) охране прав и законных интересов граждан, предприятий, учреждений и организаций; б) соблюдению и укреплению социалистической законности; в) осуществлению правосудия.

Таким образом, существенно уточняется место адвокатуры в системе государственных и общественных организаций, призванных бороться за укрепление законности, что позволяет более четко и правильно определить процессуальное положение адвоката, выступающего в суде и, в частности, процессуальное положение адвоката, осуществляющего защиту по уголовному делу. Представляется, что указание в законе на обязанность адвокатуры всей своей деятельностью содействовать охране прав граждан, предприятий, учреждений и организаций укреплению законности и осуществлению правосудия положит конец спору о том, является ли адвокат только представителем подзащитного и должен ли он, осуществляя защиту, содействовать суду в правильном разрешении дела. Новые законы прямо говорят: адвокат, осуществляя защиту, т. е. используя все указанные в законе средства и способы с целью выяснения обстоятельств, оправдывающих обвиняемого или смягчающих его ответственность, должен содействовать правосудию.

Вопрос о функциях адвокатуры в новых Положениях решен в основном единообразно. Таковыми являются: а) осуществление защиты обвиняемых и представительство интересов потерпевших, гражданских истцов и гражданских ответчиков по уголовным делам; б) представительство по гражданским делам; в) составление юридических бумаг; г) дача юридических консультаций; д) оказание юридической помощи предприятиям, учреждениям, организациям и колхозам; е) пропаганда советского права.

Однако Положения, принятые, например, в Эстонии. Казахстане, Таджикистане и Узбекистане, круг функций адвокатуры расширили. Учитывая опыт применения старой Инструкции о порядке оплаты юридической помощи, оказываемой адвокатами населению (п. 14), они включают в число функций адвокатуры и представительство в административных органах (в Положении о коллегии адвокатов Эстонской ССР говорится о ведении административных дел). Такое расширение функций адвокатуры и активизация ее деятельности в этом направлении вполне целесообразны. Личное представительство адвокатов по административным делам (например, по делам об административном выселении, о назначении пенсий и др.), безусловно, сделает, с одной стороны, более эффективной помощь адвокатуры гражданам, отстаивающим свои права в исполнительно-распорядительных органах, а с другой — будет содействовать правильной работе последних. Добросовестный и квалифицированный адвокат, попав на личный прием к соответствующему должностному лицу, толково и доходчиво изложит суть вопроса, подскажет нужный закон и поможет правильно и быстро разрешить жалобу представляемого им гражданина.

В ходе судебной реформы 1922—1923 гг. было принято постановление ВЦИК «Об адвокатуре» от 26 мая 1922 г. и Положение о коллегии защитников, утвержденное НКЮ РСФСР 5 июля 1922 г. Существенные изменения в судоустройстве в конце 20-х — начале 30-х годов привели также и к усовершенствованию адвокатуры: НКЮ РСФСР утвердил 27 февраля 1932 г. Положение о коллективах членов коллегий защитников. Принятие Закона о судоустройстве СССР, союзных и автономных республик 16 августа 1938 г. потребовало значительных изменений в организации и деятельности адвокатуры: 16 августа 1939 г, СНК СССР утвердил Положение об адвокатуре СССР.

Следует обратить внимание на тот факт, что Положение об адвокатуре Армянской ССР было утверждено не указом, а законом, несмотря на то, что ст. 21 Закона о судоустройстве Армянской ССР, вопреки требованиям ст. 13 Основ законодательства о судоустройстве, относит утверждение Положения об адвокатуре к компетенции Президиума Верховного Совета республики.

Вместе с тем законы об адвокатуре заложили основы для развития и совершенствования законодательства об адвокатуре уже в новых условиях, которые были не за горами. Так, наличие высшего юридического образования у адвокатов стало обязательным для всех без исключений. Большое внимание уделялось вопросам уголовно-процессуальной защиты, в отношении которой было поставлено под сомнение традиционное представление о сходстве сущности в уголовном процессе защиты и обвинения. В целях обеспечения максимально возможных процессуальных основ защиты в процессе предусматривалось не только право адвоката запрашивать через юридические консультации из государственных и общественных организаций справки, характеристики и иные документы, необходимые для оказания юридической помощи, но и обязанность в установленном порядке выдавать эти документы или их копии.

В декабре 1958 года Верховный Совет СССР принял ряд новых законов, в их числе: «Основы уголовного законодательства», «Основы уголовного судопроизводства», «Основы судоустройства» и др. Законом о судопроизводстве значительно расширялись права адвокатов. В ст.22 Закона записано, что «защитник допускается к участию в деле с момента объявления обвиняемому об окончании предварительного следствия и предъявления обвиняемому для ознакомления всего производства по делу. По делам о преступлениях несовершеннолетних, а также лиц, которые в силу физических и психических недостатков не могут сами осуществлять свое право на защиту, защитник допускается к участию в деле с момента предъявления обвинения».

С принятием этих Основ адвокатура стала совершенствовать свою организацию и деятельность. В октябре 1960 года были приняты новые Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы. Адвокаты еще не были готовы к работе на стадии предварительного расследования по уголовным делам, и в коллегиях были приняты меры по изучению этих законов и их использованию в адвокатской практике.

В 1962 года Верховный Совет РСФСР принял Положение об адвокатуре РСФСР.

От предыдущего Положения 1939 г. оно отличалось тем, что в нем по-иному решался вопрос о подконтрольности коллегии адвокатов, значительно расширялись права адвокатов. В то же время повысилась и требовательность к ним, иначе определялся круг задач, стоящих перед коллегией.

Много нового появилось и в объеме работы адвокатов. Так, наряду с оказанием юридической помощи населению на коллегии адвокатов возлагались обязанности «по изучению и обобщению причин преступных проявлений и иных нарушений законности». Адвокаты могли вносить соответствующие предложения в органы власти и управления.

В соответствии со ст.26 Положения адвокату было предоставлено право запрашивать справки, характеристики и другие документы из государственных и общественных организаций. Это, несомненно, явилось прогрессивной формой работы.

К адвокатам предъявлялись требования «быть образцом точного и неуклонного соблюдения советских законов, моральной чистоты и безукоризненного поведения» (ст.30). По тем временам это положение воспринималось адвокатами с пониманием.

Статья 33 Положения обязывала адвоката «хранить профессиональную тайну», а в ст.34 указывалось, что он не мог отказаться от принятой на себя защиты обвиняемого.

Несомненно, что Положение об адвокатуре 1962 года сыграло положительную роль на том отрезке жизни нашего государства, но адвокатура продолжала находиться в большой зависимости от партийных и государственных структур, которые, по существу, контролировали, опекали ее работу.

А вот после Косыгинских реформ в связи с увеличением спроса на правовые услуги в экономической сфере значительно выросло число юрисконсультов, работавших на советских предприятиях. У адвокатов, которые в основном оказывали услуги в области применения хозяйственного права (хотя гражданские дела, как правило, продолжали рассматриваться без их участия), такое «вторжение» в их епархию (по меткому замечанию З. Зайла) вызывало озабоченность. Тогда ЦК КПСС и Совет Министров CССР выпустили 23 декабря 1970 г. совместное постановление «Об улучшении правовой работы в народном хозяйстве», которым предусматривались меры по работе адвокатов на тех предприятиях, где не было постоянных юрисконсультов. Тем самым ликвидировался пробел в их юридическом обслуживании. А 8 декабря 1972 г. Министерство юстиции СССР утвердило типовой договор «Об оказании правовых услуг на предприятиях, в институтах и других организациях (кроме колхоза) юридическими консультациями при коллегиях адвокатов». Ровно через год был утвержден типовой договор, разрешивший адвокатам предоставлять правовые услуги колхозам.

В конце 70-х годов шла дальнейшая разработка вопросов правового обоснования адвокатуры как института. В статье 161 Конституции СССР 1977 г. адвокатура впервые официально признавалась конституционным органом, и с этого момента она становилась все в большей степени «государственным делом», нежели оставалась полуавтономной и независимой профессией.

Безусловно, законы определяли задачи адвокатуры на основании существовавших в те годы политических и идеологических установок, партийных предписаний и моральных норм. Она была призвана содействовать «охране прав и законных интересов граждан и организаций, осуществлению правосудия, соблюдению и укреплению социалистической законности, воспитанию граждан в духе точного и неуклонного исполнения советских законов, бережного отношения к народному добру, соблюдению дисциплины труда, уважения к правам, чести и достоинству других лиц, к правилам социалистического общежития» (ст. 1).

Но самое главное, в законах отсутствовало определение столь важных понятий, как «адвокатура» и «адвокатская деятельность». Это упущение привело к расширительному толкованию данных понятий в начале либеральных реформ 1991-1993 гг., в результате чего в институт адвокатуры были включены частнопрактикующие юристы, коммерческие фирмы и т.п. Вследствие этого были созданы многочисленные «параллельные» адвокатские структуры, коллегии адвокатов, юридические центры. Между тем, надо полагать, при разработке положения ст. 1 законодатель в лице Верховного Совета не ставил перед собой задачи расширения юридических структур. Перед ним стояла иная цель – приравнять функции адвокатуры к правоохранительным и идеологическим органам в целях соответствующего воздействия на гражданина.

Изучение судебной практики тех лет показывает, что конституционный принцип обеспечения обвиняемому права на защиту в большинстве случаев соблюдался, и это имело, безусловно, положительное влияние на качество правосудия.

Завершая обзор советской эпохи, следует отметить, что десятилетиями государство удерживало численность адвокатов на низком уровне (из расчета 1 адвокат на 13 тыс. человек), контролировало деятельность адвокатов путем учета дел и следя за их поведением в зале суда. Помимо своего прямого предназначения – оказание юридической помощи гражданам и организациям – адвокаты должны были выступать с публичными лекциями о социалистической законности, поскольку в их обязанности входило распространение правовых знаний.

3.2 Сравнение положения 1939 года об адвокатуре, с законами об адвокатуре постсоветского периода

Судебно-правовая реформа 90-х годов XX в., вызывающая не только положительные оценки, но и обоснованную критику, существенно изменила правовой статус адвоката и адвокатских объединений.

Хотя новый Закон об адвокатуре РФ длительное время оставался в проектах (на начало 2001 г.) и действовало Положение об адвокатуре РСФСР 1980 г., которое много взяло из положения об адвокатуре СССР 1939 г. права адвоката и его правозащитные возможности расширялись с вязи с формированием в стране судебной власти, внедрением в правовую систему России общепризнанных международных пактов о правах человека, совершенствованием уголовно-процессуального и созданием арбитражно-процессуального законодательства.

Так, появление помимо системы общих и военных судов Конституционного Суда РФ, системы арбитражных судов и мирового судейства, а также снятие ограничений на участие адвоката в дознании, административном производстве расширило его сферу деятельности, создало новые возможности защиты адвокатами прав и интересов граждан и организаций.

Здесь же следует подчеркнуть, что реализация ст. 46 Конституции РФ 1993 г. о праве каждого на судебную защиту не только повышает роль суда в нашем обществе, но и создает предпосылки для активной правозащитной деятельности адвоката с использованием судебной трибуны, возможностей правосудия.

Эффективность оказываемой адвокатом правовой помощи определяется не только уровнем его профессиональной подготовки, но и состоянием правовой системы, статусом личности в государстве, о чем в положении 1939 года нельзя даже и было подумать. Конституция РФ 1993 г. в главе "Права и свободы человека и гражданина" сделала значительный шаг в направлении к построению правового государства. Учитывая прямое действие Конституции и отражение ее принципов в отраслевом законодательстве, адвокат получил возможность активного воздействия на создание условий для реализации прав человека.

Статья 48 Конституции РФ 1993 г. провозгласила: "Каждому гарантируется право на получение квалифицированной юридической помощи. В случаях, предусмотренных законом, юридическая помощь оказывается бесплатно". Толкователи Конституции РФ, не утруждая себя сомнениями, видят в этой формуле именно адвокатскую юридическую помощь.

Нельзя не согласиться с тем, что квалифицированная юридическая помощь - это, конечно же, адвокатская помощь. Однако нельзя не признать, что из ст.48 Конституции РФ такой вывод однозначно не вытекает.

Квалифицированную юридическую помощь может оказать и любой искушенный юрист, правовед, ученый. Что же касается практики, то она по-своему расцвечивает, как и всегда, мысль законодателя. Известны специальные исследования авторов диссертаций из которых вытекает, что юридическую помощь в военных трибуналах (теперь - военных судах), особенно отдаленных гарнизонов и "ограниченных зарубежных контингентов войск", оказывали нижние чины самих трибуналов, а иногда и школьные учителя. В этих случаях, как утверждали исследователи, количество ходатайств и жалоб на приговоры в интересах осужденных резко снижалось.

Возникает вопрос, не потому ли ст.48 ч.1 Конституции РФ не упоминает адвокатов, чтобы не исключить практику их подмены и гарантию "квалифицированной юридической помощи" сделать неопределенной и трудно контролируемой. А может быть, здесь кроется нежелание государства брать на себя бремя оплаты труда адвокатов в случаях помощи имущественно несостоятельным гражданам?

И все же, несмотря на явное невнимание Конституции РФ к институту адвокатуры, ею созданы необходимые правовые предпосылки для активной защиты адвокатами прав и законных интересов граждан, оказания юридической помощи населению.

Это, прежде всего, широкий перечень закрепленных в Конституции РФ прав и свобод граждан. Воплощение в ее нормах демократических принципов правосудия и снятие каких-либо ограничений с предмета судебной юриспруденции. Это нормы о доказывании, ограничивающие обвинительный уклон и противозаконные способы подкрепления обвинений фальсифицированными доказательствами и др.

Расширение судебной юрисдикции, осуществляемое правовой реформой, относительный рост правовой культуры в обществе и укрепление правового статуса гражданина создает реальные условия эффективной защиты интересов личности с участием адвоката. Законы о собственности, о земле, об обжаловании в суд действий должностных лиц и коллегиальных органов управления, закон о печати и других "средствах массовой информации, о пенсиях, о частном предпринимательстве, новый Гражданский Кодекс РФ и др. дают адвокату мощное оружие - оружие права.

Исключительно велико значение изменений в уголовно-процессуальном законодательстве для активного участия адвоката на предварительном следствии и в суде. У подозреваемого и обвиняемого появился защитник на ранних этапах расследования, появилась возможность судебного обжалования мер процессуального принуждения. Возросли требования к доказательствам (проблема недопустимости доказательств, полученных с нарушением федерального законодательства), что также создает новые правовые возможности защиты. Пробуждается интерес к судебному красноречию с возрождением суда присяжных.

Важное значение для успешной деятельности адвоката имеет его независимость от государственных органов и органов коллегии адвокатов при определении средств и способов защиты интересов клиента, единственными критериями которых является законность и нравственная безупречность.

И действующее до середины 2002 г. Положение об адвокатуре, и уголовно-процессуальное законодательство в качестве гарантий независимости адвоката указывают на адвокатскую тайну, недопустимость его допроса об обстоятельствах, ставших известными адвокату в связи с исполнением им обязанностей защитника или представителя.

Проекты Закона об адвокатуре идут по пути расширения этих гарантий, включая в себя особые условия привлечения адвоката к уголовной ответственности и средства, обеспечивающие его иезопасность при отправлении профессиональных обязанностей.

Большую независимость от государственных органов обрели и Коллегии адвокатов. И хотя в Положении об адвокатуре РСФСР функции Министерства юстиции звучали по прежнему весомо, практически они или не реализуются или весьма ослаблены.

До начала судебно-правовых реформ 90-х годов XX в. структурными подразделениями коллегии адвокатов были только юридические консультации, создаваемые президиумом коллегии, как правило, при судах в каждом административном районе.

В последние годы наряду с юридическими консультациями появились так называемые бюро, фирмы, кабинеты, индивидуально практикующие адвокаты. Их статус определялся в уставах коллегий и, пока не был принят новый Закон об адвокатуре, эти структурные подразделения (бюро, фирмы, кабинеты) действовали примерно на тех же началах, что и юридические консультации. Отличием являлся их более высокий уровень имущественной и организационной самостоятельности (вплоть до образования юридического лица, что вступало в противоречие с действующим законодательством) и повышенная ответственность входящих в состав этих подразделений адвокатов перед клиентом (включая материальную ответственность за ненадлежащее выполнение обязанностей).

Закон "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ" 2002 г. содержит относительно детальные положения, касающиеся и принципов организации адвокатуры, и гарантий ее независимости, и структурных подразделений адвокатских сообществ (см.: гл. VI-IX Закона). Принципиальным изменениям была подвергнута и система оплаты труда адвокатов. Она всегда на протяжении советского периода строилась по жесткой таксе, именуемой "Инструкцией об оплате юридической помощи, оказываемой адвокатами гражданам, предприятиям, учреждениям и организациям", утверждаемой Министром юстиции СССР. Каждый вид юридической помощи имел строго фиксированную оценку в рублях, подобно оценке услуг парикмахерской. И только Инструкция, введенная в действие 10 апреля 1991 г., предусмотрела новшество, отразившее многолетние чаяния адвокатов, удовлетворявшиеся ранее нелегально (значит, противозаконно) за счет так называемого микста. В ст. 1 этой инструкции записано: "Основным принципом оплаты труда за юридическую помощь, оказанную адвокатами гражданам, предприятиям, учреждениям, организациям и кооперативам, является соглашение между адвокатом и лицом, обратившимся за помощью".

Соглашение об оплате между адвокатом и клиентом принцип не новый, но если ранее соглашение было ориентировано на предельные ставки таксы, то теперь - на материальные возможности клиента и притязания конкретного адвоката. Это тоже нашло отражение в инструкции: "При оплате по соглашению гражданину принадлежит право выбора конкретного адвоката" (из ст. 1).

Сама же такса сохраняется, но для тех случаев, когда соглашение не достигнуто и вопрос об оплате решается заведующим юридической консультацией или взыскивается судом при выполнении обязательных поручений. Предусмотрена и возможность оплаты поручений в валюте.

Таким образом, была заложена основа для процветания "именитых" адвокатов и она широко используется в условиях рыночных отношений.

Законодатель предусмотрел ряд случаев оказания бесплатной юридической помощи. Традиционно в нашей уголовно-процессуальной системе обязательная бесплатная Юридическая помощь оказывается обвиняемому, подозреваемому и подсудимому в определенных ст.49 УПК РСФСР случаях (в новом УПК РФ - ст. 51). Это и нашло отражение во второй фразе ч.1 ст.48 Конституции РФ "В случаях, предусмотренных законом, юридическая помощь оказывается бесплатно".

Отраслевое процессуальное законодательство и практика не распространяют бесплатную юридическую помощь на представителей потерпевших в уголовном процессе, на неимущих истцов и ответчиков в гражданском судопроизводстве. Таким образом, данная конституционная гарантия оказывается урезанной, тем более если учесть, что бремя расходов по "бесплатной" юридической помощи населению несут, как правило, коллегии адвокатов, но не государство.

Закон "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ" расширил число оснований оказания бесплатной юридической помощи (ст. 26).Однако оплата труда адвокатов за счет средств федерального бюджета предусмотрена только для случаев защиты по назначению органов уголовного преследования и суда (ст. 25 п. 8). Иные виды бесплатной юридической помощи могут компенсироваться, как и прежде, за счет средств адвокатского сообщества (ст. 25 п. 10).

На протяжении ряда лет непременным предметом споров являлось налогообложение адвокатских коллективов. Вопрос принципиально разрешен принятием второй части Налогового кодекса РФ 5 августа 2000 г. С момента ввода в действие ее норм (с 1 января 2001 г.) в вопросах налогообложения адвокат практически приравнен к предпринимателю. Так, ст.235 Налогового кодекса РФ, в частности, определено, что налогоплательщиками признаются "индивидуальные предприниматели, крестьянские фермерские хозяйства, адвокаты". Объектом налогообложения для исчисления налога, согласно п.2 ст.236 Налогового кодекса РФ, признаются "доходы от предпринимательской или иной профессиональной деятельности за вычетом расходов, связанных с их извлечением".

Лишь при определении ставки налога (ст.241 Налогового кодекса РФ) законодатель сделал попытку учесть тот факт, что адвокатами значительный объем услуг по оказанию правовой помощи предоставляется бесплатно. У становив в п.З ст.241 Налогового кодекса РФ общее правило о применении общей ставки налога в 22,8% с налоговой базы нарастающим итогом с начала года до 100 тыс. рублей, в п.4 указанной статьи сказано, что до вступления в силу федерального закона, устанавливающего порядок оплаты труда адвокатов за счет средств бюджетов, в случаях если в соответствии с законом юридическая помощь адвокатами оказывается физическим лицам бесплатно, адвокаты уплачивают налог по ставкам 17,6% с налоговой базы нарастающим итогом с начала года до 300000 тыс. рублей.

Исчисление и уплата налога с доходов адвокатов осуществляется юридическими консультациями в порядке, предусмотренном ст. 243, 244 Налогового кодекса РФ. Важное значение для обеспечения интересов адвокатуры, повышения ее престижа, правовой и социальной защиты адвокатов имело создание адвокатских объединений - союзов адвокатов, а по новому закону - объединение адвокатских палат субъектов Федерации в Федеральную палату адвокатов РФ (см.: тему VII).

Коренным образом поменяло требование к характеру, объему и качеству правовых услуг становление в России новых экономических отношений рыночного типа. Советская адвокатура не была приспособлена для обслуживания рыночных отношений. Ее малая численность и характер привычных полномочий отвечали условиям, когда средний гражданин страны был лишен собственности, сфера имущественных отношений была крайне ограниченной, господствовала социалистическая собственность, выделенная в значительной мере из нормального товарооборота.

Ситуация резко меняется по мере продвижения к рынку. Как и во всякой цивилизованной стране, спрос в этих условиях на правовые услуги резко возрастает. Лимит на численность адвокатуры - кстати, придуманный Министерством юстиции СССР не ради вольготной жизни адвокатов, а ради устранения переливания юридических кадров из суда, милиции и органов расследования, где условия были всегда нищенскими, - становится все более нетерпимым. Не дожидаясь реформ, на рынок правовых услуг хлынули юридические кооперативы, "альтернативные коллегии адвокатов", комплектуемые нередко из проштрафившихся, отторгнутых правоохранительными органами работников, частнопрактикующих юристов и многих других.

История совершает неожиданные пируэты. В судебную реформу конца прошлого века (1864 г.) адвокатура России, чтобы приобрести приемлемый статус и признание должна была открещиваться от своих предшественников - стряпчих и частных ходатаев - того "крапивного семени", мрачная слава которого тяжелым бременем лежала на репутации вновь создаваемого института.

В полной мере присяжной адвокатуре того времени освободиться от предшественников не удалось: ходатаи по гражданским делам под разными вывесками сохранялись. Объяснялось это не только традицией, но и элементарной нехваткой дипломированных специалистов.

К нынешней судебной реформе (через 130 лет) адвокатура явилась, как видим, тоже в окружении не всегда почтенных конкурентов, не обремененных, как правило, ни профессиональными традициями, ни нравственными доминантами поведения. Репутация адвокатской профессии поставлена под угрозу. Разница ситуации, вероятно, не в пользу нынешней адвокатуры. В прошлом веке передовые слои общества восторженно принимали и создание нового суда и формирование адвокатского сословия. Теперь обществу изначально внушалась мысль, что плох не только суд, доведенный до нищеты и подчас нравственного распада, плоха и адвокатура засильем чиновничьего элемента в руководстве, захватившая монополию на правовые услуги и потому неспособная к совершенствованию. На первое место выдвигались причины чисто организационного порядка.

Спасение предрекалось в приватизации правовых услуг по аналогии с судьбой захиревшей государственной торговли. Имелось в виду создание системы частнопрактикующих адвокатов путем выдачи лицензий. При этом до общественного сознания не спешили доводить, что, во-первых, рынок правовых услуг сделает их недоступными для большинства нашего нищего населения без каких-либо гарантий качества этих услуг; во-вторых, парализует работу органов суда и предварительного следствия, ибо некому будет выполнять их обязательных поручений.

Забастовка в ноябре 1991 г. адвокатов Белоруссии это убедительно доказала. Сторонники лицензионной адвокатуры эту опасность, кажется, сознают и потому дополняют ее идеей муниципальной адвокатуры для неимущих. Таким образом, правовую помощь предлагают поделить с учетом нарастающего социального расслоения на помощь для богатых и помощь для бедных.

С этим трудно смириться. И вопрос здесь не только в размерах и источниках оплаты. Вопрос в качестве правовых услуг, в той опасности социального надувательства, о которой не хотят говорить авторы этих проектов.

Обратимся к опыту США, по представлению нынешних реформаторов, самого демократичного и процветающего государства. В США идея частнопрактикующих адвокатов и агентов по защите малоимущих реализована в полной мере и практика эта имеет и традиции и своих исследователей.

Еще в прошлом веке было отмечено, что частнопрактикующие адвокаты не могут обеспечить надлежащей защитой неплатежеспособных лиц. Стали появляться благотворительные агентства по защите бедных. Источником их финансирования были сначала благотворительные пожертвования, а затем и местные бюджеты. Появилась своеобразная идеология такого рода деятельности. Создатели бесплатной адвокатуры считали, что адвокаты, не получающие оплаты от своих клиентов, и значит, не зависимые от них, должны руководствоваться в первую очередь интересами не клиентов, а правосудия.

Усвоили эту идеологию и сами адвокаты. Их отношения с прокурорами стали строиться не на принципе состязательности, а на началах сотрудничества, в том числе и в сборе разоблачительных доказательств.

Адвокатам оказалось выгодно убеждать клиентов в нецелесообразности признать обвинение, ибо в этом случае судебное разбирательство или упрощалось, или не проводилось совсем, а наказание могло быть минимальным. Подзащитные муниципальных адвокатов в среднем в два раза чаще признают вину, чем у частнопрактикующих адвокатов.

В целом, сторонники создания в России муниципальной адвокатуры оказались в меньшинстве. Доводами против, кроме указанных, явилось и понимание значительных расходов, которые легли бы на местные бюджеты органов власти, и опасность превращения адвоката в госслужащего, что означало бы утрату остатков независимости адвокатуры и, как следствие - снижение уровня правовой помощи населению.

Закон "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ" расширяет гарантии независимости адвокатов, создает дополнительные возможности для создания новых организационных форм адвокатских объединений. Весьма спорные вопросы об адвокатском иммунитете, о так называемых параллельных коллегиях, о способах собирания адвокатами доказательств, о статусе помощника адвоката и т.д. находят в этом правовом акте достаточно детальное решение.


Заключение

Таким образом, следует признать, что адвокатура является институтом гражданского общества и главная цель, ради которой она создается – это защищать частных лиц в правовом споре с государством.

Я считаю, что адвокатская деятельность должна основываться на особых, доверительных, скрытых от постороннего глаза отношениях адвоката и клиента, которые бы охранялись не только законом, но и нормами профессиональной морали. Хотя зачастую эти отношения обладают повышенной уязвимостью для злоупотреблений как со стороны недобросовестных адвокатов, так и со стороны недобросовестных клиентов. И именно поэтому, а также помня все сложности через которые прошла адвокатура, принятие закона становится просто необходимостью на пути создания истинно правового государства. И поэтому представляется достаточно очевидным, что государство как гарант конституционного права на получение каждым квалифицированной юридической помощи не может стоять в стороне от решения вопроса о том, кто такую помощь оказывает.

Таким образом, Российское государство находится на этапе формирования нового правового обоснования деятельности адвокатуры, которая за время своего существования приобрела огромную значимость. Наличие в государстве лиц, способных грамотно и квалифицированно оказать юридическую помощь является залогом гармоничного существования общества в целом. Конечно, в нашей стране еще далеко до института адвокатуры западных стран и во многом это проблема не только кадрового состава адвокатуры, но и ее финансирования. Надеемся, что со вступлением в силу Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» эти и многие другие вопросы найдут наиболее верное решение, а адвокатура, в свою очередь, не только не потеряет свой государственно-значимый статус, но и поднимает его на более высокий уровень.

Адвокаты с трибуны первого Всероссийского конгресса адвокатов приняли резолюцию, в которой обратились ко всем адвокатам России с призывом о необходимости неуклонного соблюдения в профессиональной деятельности профессионально-этических норм, содержащихся в Общем кодексе правил для адвокатов стран Европейского сообщества. При этом руководителям коллегий адвокатов рекомендовано разрабатывать и внедрять правила профессиональной этики адвокатов, повысить требования к соискателям звания «адвокат», совершенствовать уровень квалификационных комиссий, повышать взаимную требовательность в адвокатских сообществах и внедрять систему ответственности за нарушение профессионально-этических норм, вплоть до публичного принесения присяги и применения мер ответственности за ее нарушения.

Институт адвокатуры, имеющий непростую судьбу в российской истории дореволюционного, и особенно советского периода, на современном этапе переживает новый этап развития. Именно сейчас с появлением Закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» у адвокатского сообщества появился шанс на практике реализовать пожелание законодателя, выраженное в ст. 3 Закона и превратить совокупность адвокатов в профессиональное сообщество. В свою очередь это профессиональное сообщество со временем получит шанс поистине стать институтом гражданского общества.

Подчеркнем, что на наш взгляд, адвокатура, как и любой другой институт гражданского общества, не может являться таковым только на основании законоположения. Так, ни предлагаемая Президентом России Общественная палата, ни уже созданный Совет при Президенте Российской Федерации по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека (Указ Президента РФ от 6 ноября 2004 г. № 1417) не смогут создать гражданское общество. Максимум чего можно ожидать – это появление во власти «свежей струи», т.е. новых, ранее не участвовавших в политических процессах людей.

Вообще государство как партнер и оппонент гражданского общества не может создавать ни институты гражданского общества, ни, разумеется, само гражданское общество. В этой связи трудно согласиться с мнением коллеги А. Кучерены, что для строительства гражданского общества «нужна политическая воля и активная позиция государства, прежде всего, разумеется, президента». Нам представляется, что государство может лишь создавать условия для развития гражданского общества или только внешнюю видимость существования его институтов. Истинное же гражданское общество может появиться в результате активной деятельности самого общества и отдельных его членов.

Необходимо констатировать, что в настоящий момент степень доверия и уважения населения к адвокатскому сословию находится на довольно низком уровне и в этом смысле сопоставимо с уровнем доверия к государственным институтам.

В заключение хотелось бы сказать несколько слов о реализации и развитии принципов самоуправления и корпоративности адвокатуры. Для этого необходимо рассмотреть возможность применения по отношению к адвокатуре института саморегулирования, который в последнее время оживленно обсуждается как законодательной, так и исполнительной властью в рамках проводимой административной реформы и ликвидации административных барьеров. Безусловно, при этом необходимо учитывать исторический опыт и национальную специфику нашей страны, которые могут свести на нет новые институциональные образования, чуждые отечественному правопорядку.

Примером организации саморегулирования может служить, например, организация адвокатуры в Англии, где согласно Акту об Адвокатах от 1974 г. каждый выполняющий определенные юридические функции должен являться членом Юридического общества. Это организация зарегистрирована королевской грамотой. Для вступления в организацию необходимо иметь соответствующее образование и соблюдать устав Общества. Общество действует на основе Руководства по профессиональному поведению, в нем создается компенсационный фонд, в который всеми участниками вносятся пожертвования, используемые для компенсации потерь клиентов, ставших жертвами мошенничества адвокатов. Однако возможные формы саморегулирования адвокатов, а также его цели и задачи требуют дальнейшего изучения и обсуждения.

Чтобы пройти этот длинный и непростой путь, адвокатскому сообществу надо приложить немало усилий, направленных на повышение собственного профессионализма и уровня морально-этических представлений. В результате этой работы над собой и своими ошибками адвокатура сможет заслужить доверие широких масс населения, а вместе с ним – и высокое право именовать себя институтом гражданского общества.


Библиография

Нормативные акты

  1. Конституция Российской Федерации (с изм. от 14.10.2005) // РГ от 25.12.1993, № 237, СЗ РФ от 17.10.2005, № 42, ст. 4212.

  2. Федеральный закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» от 31.05.2002 № 63-ФЗ (ред. от 28.10.2003) / СЗ РФ от 10.06.2002, № 23, ст. 2102, СЗ РФ от 03.11.2003, № 44, ст. 4262.

  3. Кодекс профессиональной этики адвоката (принят Всероссийским съездом адвокатов 31.01.2003) / Бюллетень Минюста РФ. – 2004. – № 3.

  4. Положение об адвокатуре РСФСР, утвержденное Законом РСФСР от 20 ноября 1980 г. // Ведомости ВС РСФСР. – 1980. – № 48. – Ст.1596. (Утратило силу с 1 июля 2002 г. в связи с принятием Закона об адвокатуре (п. 2 ст. 45 Закона об адвокатуре).

Научная литература

  1. Адвокатура и современность. – М., 1987.

  2. Арсеньев. Заметки о русской адвокатуре. – М., 1997.

  3. Багаутдинов Ф, Закон об адвокатуре: взгляд с другой стороны // Российская юстиция. – 2001. – № 5.

  4. Баренбойм П.Б., Резник Г. М. Адвокатура как защитник гражданского общества // Законодательство и экономика. – 2004. – № 9.

  5. Баренбойм П.Б., Резник Г. М. Адвокатура как защитник гражданского общества // Адвокат. – 2004. – № 8.

  6. Бернам У., Решетникова И.В., Пришляков А.Д. Судебная адвокатура. – СПб., 1996.

  7. Власов А.А. Адвокат как субъект доказывания в гражданском и арбитражном процессе. – М., 2000.

  8. Гофштейн М. Обзор ходатайств и заявлений адвокатов РСФСР // Советская юстиция. – 1989. – № 21.

  9. Грудцына Л.Ю. В Закон об адвокатуре необходимы продуманные поправки // Адвокат. – 2004. – № 7.

  10. Грудцына Л.Ю. Российской адвокатуре 140 лет: историческая ретроспектива // Адвокат. – 2004. – № 10, 11.

  11. Гулиев В. Адвокатура как правовой институт российской демократии // Российский адвокат. – 1995. – № 1.

  12. Деханов С. А. Адвокатура, гражданское общество, государство // Адвокат. – 2004. – № 12.

  13. Исанов С.Н. О некоторых нормах законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре // Адвокат. – 2004. – № 11.

  14. Комментарий к Федеральному закону «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерацию» (постатейный) / Под ред. А.В. Гриненко – М.: Велби, 2003.

  15. Кузьмина Н.Г. Новый Закон об адвокатуре: проблемы теории и практики // Адвокат. – 2002. – № 11.

  16. Кучерена А. Меньше трех не собираться. – Российская газета. 2004.

  17. Кучерена А.Г. Роль адвокатуры в становлении гражданского общества в России: Монография. – М., 2002.

  18. Ленин В.И. Полн. собр. соч. – Т. 41.

  19. Мельниченко Р.Г. Поправки к Закону об адвокатуре: работа над ошибками // Адвокат. – 2005. – № 5.

  20. Пальховский. О праве представительства на суде. – М., 1876.

  21. Постановление IX Всероссийского съезда Советов. Изд. ВЦИК.– М., 1921.

  22. Резник Г.М. «Настройка» Закона об адвокатуре: от правовой концепции к непротиворечивой практике // Российская юстиция. – 2002. – № 10.

  23. Резник Г.М. Неопределенностью закона кто-то обязательно воспользуется, чтобы извратить его действительный смысл // Адвокат. – 2004. – № 11.

  24. Шаламов М.П. История советской адвокатуры. – М., 1939.

Похожие курсовые работы

Курсовые работы, рефераты и доклады