Диаграмма отраслевой структуры хозяйства франции

План

I. Введение. 2

II. Основная часть.

  1. Южная Корея в системе мировых хозяйственных связей. 2

  2. Природоресурсный потенциал и его оценка. 7

  3. Особенности отраслевой структуры хозяйства. 12

  4. Территориальная организация хозяйства. Основные районы и их специализация. 18

III. Заключение. 20

IV. Библиография. 22


Введение.

Наша курсовая работа посвящена рассмотрению ряда экономико-географических аспектов развития государства Южная Корея. Так, мы рассмотрим роль Южной Кореи в системе мировых хозяйственных связей. Подробно остановимся на вопросах природоресурсного потенциала Республики и попытаемся дать ему оценку, а также охарактеризуем особенности отраслевой структуры хозяйства и территориальной организации хозяйства с учетом основных районов и их специализации.

Южная Корея в системе мировых хозяйственных связей.

Внешняя политика Южной Кореи переживает ныне бурный период диверсификации связей, вовлечения в орбиту своего сотрудничества все новые и новые страны, особенно в своем регионе, выходя при этом на рынки более отдаленных государств. Все это вполне закономерно для политики страны, обладающей проэкспортной экономикой и в высшей степени зависящей от внешних факторов.

Важнейшими традиционными партнерамси в своем регионе (Азия) Южная Корея считает Гонконг и Сингапур. Ее экспорт в эти страны возрастает постепенно. Стоимость вывоза в Гонконг составляла в 1992 г. около 6 млн. долл. США, что почти в 4 раза больше, чем в 1985 г., а в Сингапур – 3,2 млн. долл. США, или больше, чем в 6 раз, по сравнению с тем же годом. За первый квартал 1993 г. Южная Корея поставила Гонконгу товаров на сумму, превышающую 1 млн. долл. США, а Сингапуру – около 700 тыс. долл. США. Однако во внешней торговле с Гонконгом Южная Корея имеет активное сальдо, а с Сингапуром – пассивное.

В отношениях с Австралией наблюдаются примерно те же тенденции, что и со странами Европы – превышение импорта над экспортом, ведущие к росту долга Австралии. Вопреки тому, что экспорт 1992 г. возрос на 20%, это не могло сразу решить проблему корейского дефицита, который достиг 2 млн. долл. США, рекордные цифры за весь предыдущий период сотрудничества.

Трудности экономического сотрудничества, дисбаланс внешней торговли пока не мешают Южной Корее оставаться третьим по значению внешним рынком для австралийского импорта. Общий объем товарооборота между двумя странами составил в 1992 г. 4,2 млрд. долл. США.

30% импорта из Австралии – уголь и железная руда, алюминий, железосодержащие металлы, уран, шерсть и хлопок для корейской промышленности. Импорт из Южной Кореи в Австралию – это автомобили, химикаты, текстиль, обувь и электронику.

Успешное развитие экономических отношений Южной Кореи с Филиппинами, во внешнеторговом обороте с которыми она имеет увеличивающееся активное сальдо. Для Манилы Республика Корея – седьмой по значению торговый партнер и третий по счету среди ее зарубежных инвесторов.

Экономические контакты Южной Кореи с Тайванем стали зарождаться в 40-е годы, когда обе стороны освободились от японского диктата, но объем их товарооборота невелик. Южная Корея получает от Тайваня в основном продовольствие и имеет во внешней торговле с этим островным государством пассивное сальдо.

Из арабских стран постоянным партнером остается Саудовская Аравия, из которой Южная Корея импортирует сырую нефть, стоимость поставок которой увеличилась с 639 704 тыс. долл. США в 1988 г. до 3 797 383 тыс. – в 1992 г. Корея же экспортировала в это государство в 1989 – 1992 гг. в среднем около 1 млн. долл. США, что почти в четыре раза меньше импорта.

Среди европейских партнеров Южной Кореи выделяются Германия, Англия, Нидерланды, Канада, Франция и Италия. Данные показывают, что в товарообороте с европейскими странами внешняя торговля Южной Кореи испытывает постоянный дефицит,

увеличивающий ее задолженность основному корейскому кредитору – США.

Помимо вышеуказанных стран Южная Корея имеет экономические связи в Европе с такими государствами как Бельгия и Швеция.

Заинтересованность, которую южнокорейцы проявляют к Бельгии объясняется, видимо, ее выгодным географическим положением в самом центре Европы. Бельгия – выгодное место для дислокации учреждений, позволяющих им осуществлять отсюда оперативные связи с Амстердамом, Лондоном, Парижем и Дюссельдорфом.

Большое внимание в Южной Корее начинают обращать на потенциальные возможности сотрудничества со странами Общего Рынка, в первую очередь с Францией, государством с интенсивно развивающейся экономикой и высоким уровнем национального дохода (ВНП 1992 г. – 1, 210 млрд. долл. США, доход на душу населения –21 тыс. долл. США в год), обеспечивающим ей 4 место в мире после США, Германии и Японии. Это означает, что Франция имеет достаточно высокий уровень современных технологий, в которых заинтересована Южная Корея. В частности, передовой уровень французской технологии строительства высокоскоростных железнодорожных магистралей обеспечил франко-британскому концерну “Жес – альстром” дорогостоящий и престижный контракт в Республике, которого он добивался в упорной конкурентной борьбе с компаниями Германии и Японии, на поставку оборудования для первой скоростной железной дороги в стране, на линии Сеул – Пусан. Скорость, которую будут развивать поезда на трассе, сооруженной по французской технологии, составит 513 км/час, что на 106 км больше, чем по германским предложениям.

Шире и глубже становятся связи Южной Кореи с Великобританией, в том числе непосредственные контакты: обмен студентами между корейскими и лондонскими университетами, прием корейских студентов на стажировку в другие учебные заведения Англии и т.д. В 1989 – 1992 гг. страны сотрудничали в области академических и научно-исследовательских контактов по 42 проектам, включающим организацию спутниковой связи. В соответствии с межправительственным соглашением, в южнокорейском городе Ульсане совместными усилиями двух стран был учрежден Технологический институт (ныне Ульсанский университет).

Великобритания – шестой крупный внешнеторговый партнер Южной Кореи, и хотя место последней в английском списке гораздо скромнее (23-е) – это свидетельствует о возможности эффективного сотрудничества весьма удаленных друг от друга стран.

Корейский импорт из Англии состоит из таких товаров, как электромашиностроение, электроприборы, железо, сталь, органические химикаты, самолеты. Кроме того, Южная Корея приобретает английские технологии.

Происходит быстрый рост корейских инвестиций в английскую промышленность. В 80-е годы Корея начала активный поиск возможностей для провода своих предприятий на рынок стран ЕЭС.

Партнерство Южной Кореи и Канады не без оснований признается довольно перспективным. Канада является третьим по величине долларовым инвестором в Республику Корея. В 1992 г. товарооборот их равнялся почти 4 млн. долл. США, а его тройное увеличение ожидается к концу нашего века.

В последние годы можно предположить заинтересованность Республики Корея в южноафриканских рынках. Учитываются, видимо, последние политические реформы на Юге Африки.

Южная Корея намеревается также выйти со своей продукцией (преимущественно автомобили) и на рынки Южной Америки.

Природноресурсный потенциал и его оценка.

Собственные энергетические ресурсы Южной Кореи представлены лишь сравнительно крупными месторождениями каменного угля (антрацита) и запасами гидроэнергии. Основные залежи антрацита были разведаны в 60-е г. и в то время оценивались примерно в 1,4 млрд. т (что составляет 11% всех запасов угля нв корейском полуострове). Активная разработка этих залежей как для внутреннего производства, так и с целью вывоза их на внешний рынок привела к значительному истощению запасов этого основного вида топлива. В 1980 г. запасы уже оценивались всего лишь в 830 млн. т.

Вместе с тем работы по разведке новых угольных месторождений продолжаются. Так, в 1983 г. было найдено новое перспективное месторождение в Самчхоне – провинции Канвон (восточнее Сеула). Запасы этого угольного пласта оцениваются в 53 млн. т высококачественного угля. Промышленная разработка этого пласта началась с 1986 г. Мощность будущей шахты должна составить 1 млн. т ежегодно, т.е. это будет самое крупное угледобывающее предприятие в стране.

Необходимо отметить, что в целом относительно низкое качество местного антрацита затрудняет его примениние в электроэнергетике и в других отраслях промышленности. Для использования на производстве добывающего угля требуется его дополнительная переработка – брикетирование.

Политика, проводимая сеульскими властями с к. 60-х гг. и нацеленная на переориентацию энергетической базы промышленного производства на импортную нефть привела к снижению значения угля в топливно-энергетическом балансе страны и соответственно к сравнительно невысоким темпам прироста его добычи.

В течение 1967 – 1973 гг. годовой прирост добычи угля равнялся всего 1,3%. Доля потребления угля, в сер. 60-х гг. достигшая своего пика – 46, 6%, затем существенно сократилась в 90-е гг., в то время как доля нефти резко увеличилась с 9, 4 до 61%. За 1973 – 1979 гг. годовое потребление нефти удвоилось с 13 до 26 млн. т). Однако резкое повышение мировых цен на нефть с 1973 г. вынудило южнокорейские власти пересмотреть намеченную третьим пятилетним планом линию ориентации на жидкое топливо и запланировать увеличение добычи угля. Следует отметить, что стимулирование потребления нефти в качестве основного вида топлива привело к тому, что в 1967 – 1972 гг. добыча угля практически не увеличилась. Для расширения угледобычи в 1974 г. был создан специальный фонд (1, 2 млрд. вон), а цены на уголь были повышены на 50 %. В результате этих и ряда других мер наметилось постоянное повышение уровня угледобычи.

В 1980 – 1983 гг. объем угледобычи колебался в пределах 18 – 20 млн. т в год. По плану правительства к 1981 г. уровень добычи угля должен был достигнуть 24 млн. т, а доля его в топливном балансе составляет 34, 1%. Однако, эти показатели не были достигнуты и в 1986 г.

Нерешенность энергетических проблем заставляет Южную Корею закрывать нехватку топлива не только за счет его импорта, но и путем участия в совместных поисках и разработках месторождений угля за рубежом.

В конце 70-х гг. была разработана обширная программа проведения геологоразведывательных работ как в самой Южной Корее, так и за рубежом. Так, “ Кориан петролеум дивелопмент компани” взялась за бурение в 1984 – 1986 гг. шести скважин на территории страны. Одним из направляющих решений энергетической проблемы в Южной Корее рассматривают соблюдение режима строжайшей экономии энергоресурсов.

Важное место в решении проблемы энергоснабжения в Южной Корее отводят реализации программ сооружения АЭС. Дополнительные благоприятные условия для претворения в жизнь этой программы создало обнаружение на территории страны урановых руд (0,04% урана).

Развитие атомной энергетики происходит не такими быстрыми темпами, как первоначально планировали сеульские власти. В настоящее время в Южной Корее введены в эксплуатацию пока лишь шесть АЭС.

Открывающийся Южной Корее доступ к ядерной технологии и наличие у нее запасов расщепляющихся веществ создает реальную угрозу появлению здесь ядерного оружия.

В Южной Корее выявлено до 50 различных полезных ископаемых по результатам обследования около 1/3 территории страны на конец 70-х годов. В сравнительно небольших масштабах осуществляется добыча железной руды (56–60% железа), медной руды, свинцовой и цинковой руд, вольфрама, молибдена, а также благородных металлов золота и серебра.

Добыча железной руды сконцентрирована почти наполовину на Янъянском руднике, в провинции Канвон и осуществляется компанией “Тэхан айрон манинг”.

Важным направлением работы горнодобывающей промышленности страны является добыча вольфрама, по преимуществу представляющую собой крупную статью южнокорейского экспорта минерального сырья. На долю Южной Кореи приходится 80% добываемого во всем мире вольфрама. Вольфрамовое производство – наиболее развитое во всей горнорудной промышленности. Предприятия по добыче вольфрама – лучшие по технической оснащенности. В целом все разведанные запасы вольфрама составляют 12,9 млн. т. Добыча вольфрама равняется 4,5 тысяч т в год с незначительными колебаниями по годам.

Добыча руд цветных металлов незначительна. Вместе с тем Южная Корея активно проводит дополнительные геологоразыскные работы по выявлению новых месторождений цветных металлов. В 1983 году было открыто перспективное месторождение цинковых руд (9,4% металла), запасы которых оцениваются в 3,7 млн. т. Полное освоение найденного пласта должно поднять среднегодовую добычу цинка в стране до 500–600 тысяч т. Открытие этого месторождения имеет большое значение для Южной Кореи, поскольку импорт цинковой руды обходится стране в 20 млн. долл. США ежегодно. Южная Корея располагает и довольно богатыми залежами нерудных ископаемых: известняка, талька, каолина, графита, значительная часть которых в настоящее время добывается.

В качестве природоресурсного потенциала в Южной Корее можно выделить также лесное хозяйство и водный промысел.

Лесное хозяйство Южной Кореи развивается по нескольким направлениям. Главное из них нацелено на сохранение основных лесных массивов, для чего проводятся восстановительные работы, и расширение лесопосадок на обезлесенных склонах холмов. Еще одно важное направление – использование лесов для охраны сельскохозяйственных угодий от эрозии. На базе лесного хозяйства развивается производство деловой древесины, в основном для внутреннего потребления. Поэтому на экспорт она поступает в незначительном количестве. Это объясняется тем, что государство проводит курс на ресурсосбережение, а лес – одно из главных природных богатств республики. Тем не менее, лесные площади в стране в целом сокращаются, при некотором увеличении их в пригородных зонах. Если в 1970 году леса занимали 66 114 кв. км, что составляло 67,1% все территории Южной Кореи, то ныне соответственно – 65 160 кв. км и 65,7%. В пригородах лес произрастает на площадях, составляющих в суммарном выражении 11 095 кв. км.

До сих пор в сельской местности древесину сжигают в качестве топлива, для получения древесного угля. Таким образом политика, определяющая порядок пользования лесами, еще мало способствует привлечению всего населения к охране и эффективной эксплуатации лесного хозяйства.

Водный промысел национальная статистика относит к сельскому хозяйству, включая в него рыболовство и марикультуру, которые ежегодно производят продукции примерно 3,3 млн. т. Продукция рыболовства, в основном морского, в Южной Корее издавна служит важным источником продовольственных ресурсов. Значительная часть (больше 50%) продукции регулярно поступает на экспорт.

Подводя итог всему вышесказанному, мы видим, что недостаточное количество как рудного, так и нерудного сырья в Южной Корее все же совершенно недостаточно для удволетворения нужд индустрии страны.

Особенности отраслевой структуры хозяйства.

За последние два десятилетия стратегия отраслей корейской экономики подверглась значительной модернизации. Это стало возможным благодаря индустриализации, которая идет в Южной Корее полным ходом. Создание отраслевой структуры промышленности – одна из генеральных задач, которая решается в ходе индустриализации. Именно в структуре наиболее четко отражается характер производства и его экономический потенциал, а также специфика внутренних и внешних факторов, определяющих основные направления индустриального потока. Сложившаяся в результате индустриализации отраслевая сеть промышленного производства представляет собой довольно жесткий каркас, сохраняющий свою целостность на долгие годы.

В Южной Корее в первой трети последнего десятиления уходящего ХХ века сложились следующие отрасли промышленности: добывающая промышленность, энергетика, черная металлургия, цветная металлургия, тяжелое, среднее и тонкое машиностроение, автомобильная промышленность, производство электротехники, судостроение, химическая индустрия, производство стройматериалов, легкая (текстильная, швейная, обувная) и пищевая инудстрии и некоторые другие.

О горнодобывающей промышленности и энергетике мы говорили выше в рамках природоресурсного потенциала.

Создание черной металлургии в качестве самостоятельной южнокорейской промышленности стало ключевым моментом и индустриализации экономики и вылилось в создание базы, поставляющей металл для остальных отраслей тяжелой индустрии. В 60-х годах в Республике не было черной металлургии с полным производственным циклом. Отрасль представляли: небольшой чугунолитейный завод в Самчхоке, завод передельной металлургии в Инчхоне с мартеновской печью, работавшей на импортируемом металлоломе, блюмингом и прокатным станом мощностью 18 тысяч т. А к началу 90-х годов по производству стали, своей главной продукции, черная металлургия вывела в Южную Корею на восьмое место в мире.

Предприятия черной металлургии варят разные сорта стали – от черновых до высококондиционных, в том числе холодный и горячий прокат. Сейчас же Южная Корея выпускает и чугун в чушках, и крупно- и малогабаритные готовые стальные конструкции, применяемые в сооружении заводов, электростанций, судоверфей и т.д.

Крупнейшим производителем стали в стране является Пхоханский металлургический комплекс (ПОСКО), располагающий десятками прокатных станов и несколькими заводами.

Цветная металлургия пережила в Южной Корее не столь бурный подъем, как черная, но тем не менее она выполняет важные функции, производя металлы, необходимые для создания компонентов и запчастей, применяемых в электротехнике, добавки, которые используются при варке стали, упаковочные материалы для пищевой промышленности.

Отечественная сырьевая база цветной металлургии весьма узка и она, как и черная металургия, находится в зависимости от импорта сырья, а также лимитов на электроэнергию, расход которой в отрасли по технологическим причинам стабильно высок.

Машиностроение, ставшее в 80-е годы ведущей отраслью тяжелой индустрии Южной Кореи, постоянно модернизируется. Оно способно сегодня обеспечивать как нужды своей экономики, так и запросы экспорта. Высокие темпы расширения ее мощностей гарантирует довольно стабильное повышение удельного веса продукции машиностроения в валовой продукции всего промышленного производства страны.

Общее машиностроение производит широкий спектр средств производства для других отраслей – токарные и фрезерные станки, в том числе с программным управлением, прецизионные станки, а также газовые турбины, двигатели внутреннего сгорания, оборудование для текстильной промышленности, силовые устройства, автомобильные запчасти, строительное, горнорудное и тяжелое энергетическое оборудование, конвейерное оборудование, модули и т.д. Оно выпускает и сельскохозяйственные машины, а также разнообразные измерительные приборы (тонкое машиностроение).

Большую роль в подъеме машиностроения сыграла политика государства. Южнокорейские власти направленно предоставляли льготы тем местным фирмам, которые отдавали предпочтение отечественной продукции перед зарубежной, в том числе шестипроцентную скидку по налогообложениям на инвестиции.

Велико значение отрасли во внешнеторговом обороте страны. В 1992 году стоимость машинного экспорта по неполным данным вплотную приблизилась к 4,4 млрд. долл. США.

Автомобилестроение в Южной Корее входит в комплекс отраслей, обеспечивающих завоевание новых позиций на внешних рынках. Стратегия формирования автомобильного экспорта строилась с учетом основных тенденций мирового производства автомашин. Южной Корее предстояло прежде всего столкнуться там с таким мощным конкурентом, как Япония, захватившей в конце 90-х годов одну пятую часть автомобильного рынка в США. Япония стала серьезным соперником не только для корейских фирм, но и для западных, которые в этом случае оказались вынужденными кооперироваться с автопроизводителями развивающихся стран, способных обеспечить выпуск качественных запасных частей и компонентов по возможно более низким ценам. В обойму таких производителей вошла и молодая автомобильная промышленность Южной Кореи.

В индустриальной политике государства поддержка этой отрасли занимала важное место.

Электротехническая промышленность – одна из наиболее динамичных, высокотехнологичных отраслей южнокорейской промышленности, сыгравшей основную роль в ее индустриализации и подъеме экспорта.

В 1992 году Южной Корее принадлежало второе место в мире по выпуску валовой электротехнической продукции, третье – по производству полупроводников. Она производит также 40% мирового выпуска электротехнических изделий, предназначенных для самого широкого применения в быту. Стоимость электротехнической продукции в 1992 году составила 35 млрд. долл. США, в том числе экспорт – 20 млрд. долл. Структура ее производства включала в себя: 30% – полупроводники, 40% – бытовая электроника и 30% – электронные изделия для промышленного применения. Электронике принадлежит 34,3% в валовом объеме всего южнокорейского экспорта.

Судостроение, его высокий технологический уровень и надежность, большие производственные мощности превратили Южную Корею во вторую судостроительную страну в мире.

Быстрое становление судостроительной индустрии в Южной Корее началось не тем давно, в 70-е годы, со строительством фирмой “Хендэ Хэви индастрис”, крупной судоверфи.

Эксперты считают, что уже к концу века главные мощности судостроительных верфей Кореи вплотную подойдут к 4,5 млн. б/рт и могут увеличиться до 5 млн. – за счет улучшения их эксплуатации.

Химическая промышленность Южной Кореи занимается преимущественно переработкой нефти, ввозимой из-за рубежа. Стимулирование развития отрасли началось параллельно с интенсификацией машиностроения, и ее достижения стали важным успехом индустриализации страны.

Экономическое значение сельского хозяйства в стране определяется прежде всего его функциями в воспроизводящем процессе. Оно представляет собой важную сферу приложения рабочей силы, несмотря на то, что численность сельскохозяйственного населения в Южной Корее неуклонно уменьшается, сельское хозяйство остается важнейшим источником продовольствия, обеспечивающим приблизительно 38% потребностей населения Южной Кореи в продуктах питания. Сельское хозяйство является также и поставщиком сырья для промышленности, необходимого в пищевой, мелкоткацкой и других отраслях.

Территоральная организация хозяйства. Основные районы и их специализация.

Проблема регионального размещения производительных сил промышленности по территории страны давно является тормозом в экономическом развитии Южной Кореи. Эта проблема подробно рассматривается в монографии Суслиной С. С. “Промышленность Южной Кореи”. Производительные силы распределены по стране крайне неравномерно, с чем практически безуспешно пытаются бороться корейские власти.

Итак, георафически отрасли народного хозяйства распределяются следующим образом. В Сеуле, основном промышленном центре страны, находится около 25% всех предприятий и 35% рабочей силы, занятой в обрабатывающей промышленности. По Пусану, второму промышленному центру, эти показатели составили соответственно 8 и 17%. Кроме того, три провинции (главным образом их административные центры – Квангидо (Инчхон), Кенсан – Пукто (Пхохан) и Кенсан – Намдо (Ульсан) располагали 32% всех промышленных мощностей и 28% всей занятой в промышленности рабочей силы. Власти Юга предприняли активные меры, чтобы разгрузить в первую очередь Сеул от промышленных предприятий. С этой целью было объявлено о запрещении возводить в столице новые промышленные мощности, а также в Пусане и в пяти городах, находящихся вокруг Сеула (Инчхоне, Сувоне, Соннаме, Анъяне и Пукчхоне).

В то же время руководство Юга выступило с предложением создать две – три промзоны в радиусе 20 – 30 км вокруг 5 промышленных центров (Тэджон, Кванджу, Нонджу, Масан, Тэгу). Фирмам, пожелавшим переместить свои предприятия в эти зоны, были обещаны финансовые и налоговые льготы.

В последние годы в распределении производительных сил произошли определенные сдвиги. Так, количество предприятий и численность занятой рабочей силы в провинциях Квангида, Кенсан – Пукто, Кенсан – , Кенсан – Намдо значительно увеличилось, составив 42 и 37% всего количества по стране соответственно.

Развитие тяжелой промышленности и создание ее промышленных центров на юге также вызвали соответствующий региональный перекос. В связи с этим в 90-е гг. планируется осуществить ряд мероприятий по содействию более рациональному размещению производительных мощностей страны.

Так, чтобы рассредоточить население Сеула власти построили ряд небольших городов – спутников. Пока, однако, это не принесло ощутимых результатов.

Южнокорейские власти наметили строительство новых железных дорог и в частности прокладку линии скоростного сообщения – Сеул – Тэджон, Тэпу – Кванджу. Закреплению населения в провинциях призвано послужить сооружение пяти новых дамб.

Южнокорейские власти продолжают увеличивать число промышленных и экспортных зон в стране и пытаются добиться, чтобы объем произведенной ими продукции достигал 10 млрд. долл. США, причем на экспорт шло 43 млн. долл. США, т.е. 80% процентов всех промышленных компаний, расположенных в комплексах вокруг кородов Южной Кореи. Создвющиеся промышленные зоны имеют определенную специализацию. Так, Ханвонская пром. зона специализируется на производстве продукции машиностроения; Онсанская – на продукции нефтехимии и цветной металлургии; Ечхонская – на химической продукции; Окпхо, Чукто, Анъен, Асан – на продукции судостроения; Куми – на электронных изделиях.

Заключение.

Итак, мы рассмотрели в нашей курсовой работе роль Южной Кореи в системе мировых хозяйственных связей, природноресурсный потенциал страны, а также особенности отраслевой структуры хозяйства и его территориальную организацию и пришли к следующим выводам.

Южная Корея все больше с каждым годом завоевывает мировой рынок и обусловлено это рядом как внешних, так и внутренних факторов, которые на сегодняшний момент недостаточно изучены, а порой и недооцениваются. Южная Корея в полной мере задействовала в экономике свой природоресурсный потенциал. Но есть и ряд серьезных трудностей, с которыми пытается справиться Республика. Это прежде всего то, что, несмотря на усилия властей более равномерно распределить производительные силы промышленности по стране, сохраняется их большая концентрация в отдельных районах, и в первую очередь вокруг Сеула. Это чрезвычайно затрудняет эффективное задействование в экономике всего потенциала страны.


Библиография.

  1. Аносова Л. А., Матвеева Г. С. Взгляд из России. М., 1994.

  2. Бучкин В. Д. Социальная эволюция современной Южной Кореи. М., 1987.

  3. Мартынов В. В. Корея. Экономико-географическая характеристика КНДР и Южной Кореи. М., 1970.

  4. Суслина С. С. Промышленность Южной Кореи. М., 1988.

  5. Хруцкий В. Н. Южнокорейский парадокс.М., 1993.

Похожие курсовые работы

Курсовые работы, рефераты и доклады